Роль Золотаренка в захопленні Білорусі

Модератор: Global Moderators

Gnat_goluj
Member
Member
 
Повідомлень: 202
З нами з:
05 березня 2010 10:33

Роль Золотаренка в захопленні Білорусі

Повідомлення Gnat_goluj » 09 червня 2014 11:37

Чи можна вірити Маркевичу, про таку роль Золотаренка в захопленні Білорусі?

«ИСТОРИЯ МАЛОЙ РОССИИ» Н. МАРКЕВИЧА.

Царь отвечал:
" Высокомощному и славному Малороссийскому и Козацкому Гетману, Зиновию Михайловичу Хмельницкому, наше Царское почтительное слово.
Мы очень довольны и благодарны вам, предостойный Гетман, а войска наши давно стоят на границах в добром порядке и благонадежности; а выступать им границу без доброго приятеля и надежного помощника сумнительно. А когда бы ты, Гетманушко, изволил с нами соединиться, то бы все сумнительства на-сторону, а мы поручили б вам всю свою армию, так как человеку умному и воину славному; а что пишешь про договоры и обовязки, то готовы мы все исполнить верою и правдою, как закон Христианский и совесть повелевают. Однако, чтобы впредь не было разнодумья и шалостей с обеих сторон, то хорошо бы соединитися и укрепитися, как единоверным и единокровным, и чтобы враги наши не посмевались о нас. И договоры о том и уставы суть права и обычаи старые Малороссийские и Козацкие, которые мы за ними укрепим и подпишем за себе и за наследников наших; а не будут они нарушены вечно. А что ты придумаешь к лучшему с нашими Боярами и своими думными людьми, мы на том будем согласны. А коль скоро согласие утвердим, так и войска выправим на неприятелей. А между себя воевать, сохрани нас Боже! …
…В КОНЕЧНОМ ИТОГЕ КАЦАПЫ И ЦАРЯ ПРЕДАЛИ, но хорошо соловьем пел Алексей Михалыч.
Судья Гонзевский и Полковник Тетеря поехали к Царю с благодарственным адресом. Представив ему обо всем произшедшем в Малороссии, просили ратификации и подтверждения статей особыми грамотами. Немедленно Государь выдал желанные грамоты, и отправил их к Гетману. Утверждая все признанное договорами, властитель двух Россий сравнил чины и шляхетство Малороссийские с Боярами, Дворянами и людьми Степенными Московскими. Это было сверх обещаний, Так Государь, казалось, припомнил слова Гедимина и Батори, и соединил два народа единоплеменные "яко равные с равными и вольные с вольными". Так с первых дней власти своей над Малороссиянами, он мудро начал прилеплять их к престолу и к общему Отечеству, и указал народу, что не в отдельных правах, но в общих законах, основа народного благоденствия. Ратификованныя статьи и Царские грамоты были торжественно обнародованы по всей Малороссии, и положены в архив Трибунала Малороссийского.
И Царь Алексей Михайловичь принял столь драгоценный для всех нас людей Русских титул всея Великие и Малые России Самодержца

Войска двух Россий разделились на четыре корпуса. С весною начались действия.
- Гетман с 30,000 выступив к границам Турецким и Польским, стал у Заславля. Его приближение придавило все покушения Порты, и она отложила намерение ворваться в пределы Малороссии.
- Тридцать тысячь Царских войск и пять тысячь козаков стали близ устья Ворсклы у Койдака, и под начальством Боярина Бутурлина грозили Орде, которая изготовилась тоже ко впадению.
- Князь Хованский с тридцатью тысячами пошел на Белоруссию к реке Сожу, для отражения Поляков от Смоленска.
- К Смоленску пошел с полками Нежинским и Черниговским Наказный наш Гетман, шурин Хмельницкого, бывший Полковник Нежинский, Иван Золотаренко. Великий Гетман дал ему меньшую булаву и меньший бунчук, клейноды, принадлежащие сану Польного Гетмана; Стародубский полк, переименованный из Северского, присоединился с семью другими полками к Золотаренку; Юрий Хмельницкий был отправлен туда же для изучения опытом ремесла военного; брат Золотаренка, Василий, находился там же; 20,000 регистровых и пять тысячь охочекомонных составляли этот корпус. Царь и Хмельницкий приказали Наказному Атаману взять Смоленск.
Двадцать седьмого Мая Смоленск был осажден; перестрелки и вылазки из города были часты и жестоки; Золотаренко всегда их отражал истребительными, кровопролитными отбоями. Он построил шанцы и редуты, и открыл из них пальбу по городу: несколько недель продолжалась она безпрерывно, и в тоже время насыпи в нашем стане возвышались так, что наконец они уже были подняты выше городских стен. Тогда открыта была пальба внутрь города чрез стены; магазины, казармы, домы ежедневно были обращаемы в пепел; гарнизон очевидно умалялся от разрушительного огня наших батарей.
Моровая язва заставила Царя выехать в Вязму из столицы. Часто наведывался он об осаждающих. На холме у соборной церкви осажденные построили обсерваторию, и оттуда разглядывали все, что делается в укреплениях и в стане у нас. Увидя Царский въезд, ночью с 26 на 27 Июля, сделали они сильную вылазку двумя отрядами. Один напал на укрепления, другой на стан. Каждую ночь у Золотаренка позади шанцов стояли войска, которых нельзя было видеть из обсерватории. Эти запасные войска окружили оба неприятельские отряда, и после первого выстрела вступили в рукопашный бой; неприятель был смят, побежал в город толпами но уже не мог туда пробиться; со всех сторон окруженные, положив оружие, Поляки, просили о пощаде, были обезоружены, отогнаны за стан, и оставались там до разсвета. На другой день поутру их похоронено было 4623, а две тысячи триста восемьдесят девять приведено к Царю пленниками.
Благоразумие и мужество Золотаренка заслужили от Государя особенную благодарность. Он объявил желание взять Смоленск генеральным приступом.
Но Наказный Гетман доказывал, что тогда только нужно употребить все напряжение, когда нет иных средств к победе; что излишняя потеря людей простительна военачальнику в том только случае, когда к тому понудит его крайность; наконец, что он надеется взять Смоленск, не жертвуя народом с излишеством. Государь с удовольствием согласился на мнение Золотаренка, и предоставил ему свободу действовать по усмотрению, Вскоре Золотаренко заметил, что городская стена не защищена от Днепра насыпями; с низменного он не мог ее разбить ядрами, и так приказал рыть под нее подкоп. В средних числах Августа, подкоп был окончен и наполнен порохом; тогда войско изготовилось к генеральному приступу. Во вторник, Сентября 10, на разсвете, подкоп был взорван. С ужасным треском, с грозными подземными ударами, разнесло и раскидало землю и камни по городу; войска ворвались в пролом; открылась жаркая пальба по Полякам из Польских же пушек. Росположенные врознь но валам при бастионах, они хотели соединиться и выстроиться, но их не допустили до того; между ними целые ряди уничтожались от выстрелов и копьев; наконец, обращенные в бегство, иные бежали за город, иные по домам. Золотаренко, щадя город и здания, запретил грабежи и разорения; тогда загремела музыка; войско громогласно провозгласило мир и пощаду, при мирном клике победителей; Поляки бросились на колена и сдали оружие. Смоленск был взят.

Очистив город от трупов, поставив в нем Русское начальство и стражу, Царь Алексей Михайловичь приступил к торжеству победному: были отправлены в соборной церкве благодарственные молебствия; чины и войска пировали. Наказный Гетман, его брат и войсковые Старшины два раза обедали за Царским столом; Государь одарил всех военачальников медалями, саблями, кубками, убранствами, а 16 Сентября пожаловал войско Малороссийское следующею грамотою:
"По природному нашему человеколюбию и великодушию к нашим верноподданным, особенно видя Малороссийский военный народ отменно к нам усердным, который как при взятии города Смоленска не щадил своего живота, чему мы сами свидетели, так мы в разсуждении такового оного подвига обнадеживши себя и впредь от него таковою же верностью, с его Наказным Гетманом Золотаренком, жалуем отныне на будущие времена, оного военного Малороссийского народа, от высшей до низшей Старшины с их потомством, которые быв только в сем с нами походе Смоленском, честию и достоинством наших Российских Дворян, и по сей нашей жалованной грамоте никто не должен из наших Российских Дворян во всяком случае их. противу себя понижать, как оный животом своего здоровья и непорочною верностию заслужил сие в нашем отечестве против нашего неспокойного и лживого неприятеля. А таковою милостивою грамотою дозволили мы везде тешиться и веселится, и, в залог своей заслуги, при себе каждому иметь."
Залотаренко выступил в битву и Белоруссию; переправился через Сожь, и осадил Гомель. Этот город принадлежал прежде Малороссиянам; в нем находился наш отряд под начальством Сотника Афанасия Зинченка. Поляки отняли город, казаков истребили до последнего, и оставили там сильный гарнизон; он упорно и храбро защищался от Золотаренка; но Гомель был взят приступом. Наказный наш Гетман подошел к замку, который стоял на высоком холме, почти неприступном, защищенном оврагом и рекою. Обложение несколько дней было безуспешно; идти на приступ, казалось не только невозможностью, но верною и безполезною гибелью. Должно было искать других средств. Золотаренко встянул на Спасскую церковь несколько мортир и пушек; бомбы и ядра полетели внутрь замка, строения загорелись, замок наполнился пламенем, огня нельзя было угасить: препятствовала безпрестанная пальба. Поляки вздумали сделать вылазку и зажечь Спасскую церковь, или, в случае неудачи, спастись бегством. Ворота замка отворились; густою колонною двинулись осажденные оттуда на город. Когда отошли они подальше от стен, Золотаренко ударил на них с трех сторон: один залп и потом битва холодным оружием превозмогла и истребила неприятеля; почти никого не осталось от избиения. Город и замок достались победителям.
Из Гомеля Золотаренко выступил к Новому Быхову, также отнятому Поляками от Малороссии. Разместив войска в окрестных селениях, он безпрестанно посылал отряды для нападения на город. Ночью, на праздник трех крулей когда Поляки после молитв пировали, Золотаренко выступил к замку Быховскому: оттепель ему, помогла; наметы снеговые под стенами облегчили возможность войти внутрь замка; овладев оным, Козаки открыли пальбу по городу. Выгнанный из замка гарнизон соединился с войсками, которые находились в городе; приступили к замку и были отбиты с значительною потерею. Тогда решились они, оставя Быхов, пробраться в Литву, в ближайший город; пошли по Минской дороге, были окружены козаками, расположенными по селениям. Долго и храбро сопротивлялись, наконец принуждены были положить оружие, и взяты в плен. Быховских и Гомельских пленников набралось до трех тысячь. Золотаренко, при донесении об успехах, отправил их к Царю, и представил к награде Юрия Хмельницкого. Объявив Юрию признательность, Государь прислал Наказному Гетману подарки и похвальный лист.
До сих пор Поляки вели войну оборонительную, держались городов; с новым годом начали действовать наступательно. Собралась многочисленная Польская армия; над нею принял начальство Князь Радзивил, и пошел на Белоруссию. Не долго там скрывалось его намерение от опытного Золотаренка. В Марте месяце, наш Полководец перешел Днепр, соединился, с войсками Великороссийского Князя Хованского, и двинулся к Березине; над нею стояла Польская армия; он атаковал ее с двух сторон. Долго длилось сражение; Поляки дрались упорно: Радзивил безпрестанно изменял позиции, подкреплял свои линии, всегда держался зарослей, всегда примыкал к оврагам над рекой; наша артиллерия действовала на него слабо. Золотаренко уговорил Князя Хованского наступить пехотою на самый центр неприятельский. Он ударил в него холодным оружием, опрокинул и погнал. Неприятели побежали к мостам, устроенным на Березине; мосты были узки; Поляки, козаки и Русские столпились, и в этой тесноте поражение бегущих было жесточайшее: одни других сбрасывали в воду; мосты были завалены мертвецами. Едва наконец неприятели могли пробиться на другой берег Березины; тогда они сожгли мосты, и в безпорядке ушли в Польшу, оставя орудия, снаряды и весь стан с запасами Золотаренку и Хованскому.
Зная себе цену, имея благородную гордость, гений Малороссии, отдав Русскому Царю Украйну и народ Малороссийский, не мог не считать себя первым Вельможею Царства и благодетелем общего отечества. Как глава целого народа, как военачальник ста тысяч войска победоносного, и доныне одному ему покорявшегося, он не мог быть под начальством ни у какого Боярина, и не намерен был повиноваться ни кому, кроме Царя. А между тем его присутствие в этой войне обеих Россий с Польшею дало бы повод Боярам завидовать; они бы спорили о начале и, быть может, даже потребовали бы повиновения, чего не мог Гетман допустить, ни но славе, ни по своему достоинству. Могло случиться еще хуже: с его присутствием в войне, могли бы явиться две главы; и потому, решась участвовать в этой войне не иначе, как чрез своих Наказных и Полковников, в Ноябре он выехал из Бердичева в Чигирин. Бутурлин желал, чтобы он пошел к Луцку, и соединился там с Князем Трубецким. Тогда Хмельницкий показал свою находчивость и дальновидность; он не разсудил за благо повиноваться Бутурлину, но выслал к Луцку пять полков и писал к Боярину Шереметеву: "Мы для того съехали до Чигирина, что много козаков хотело удалиться на Запорожье, которых мы задержали, и велели смертию казнить, если бы они без воли нашей на сие отважились ". Так удержано было достоинство Гетмана Малороссийского? не забыто приличие в ответах, и доказаны к Государю преданность и повиновение.
Разбив Польскую армию на Березине, войска обеих Россий разделились на два корпуса, прошли остальную часть Белоруссии и вступили в Литву: середины ее держался Золотаренко; Князь Хованский шел границею Лифляндии и Курляндии. Войск Польских они не находили в поле: неприятели держались в городах и укреплениях. Выгоняя гарнизоны, уничтожая засады, разбивая врагов в их убежищах, наши полководцы завоевали большую часть Литвы и всю Белоруссию: они взяли до двух сот городов, местечек укрепленных и замков. Витебск, Полоцк, Минск, Вязьма, Дорогобуж, Белый, Рославль, Мстислав, Могилев, Чечерск, Шклов и Пропейск дали им контрибуцию; но грабежи были запрещаемы; все жители остались в жилищах. Дело шло не о том, чтоб опустошить страну, но чтоб прибавить Государю городов и подданных.
Вскоре сошлись оба полководца, и стали под Вильно. Немедленно был учинен всеобщий приступ. Все Польские войска у валов у бастионов были опрокинуты; они скрылись внутрь города, начали пальбу из строений, бросали на осаждающих тяжести, обливали их кипячею водою; наши гибли и не видели конца смертной битве в тесных улицах. И так город был зажжен со всех сторон, началось ужасное разрушение домов и истребление народа. Граждане оставили пылающие стены своего города; спасшиеся от избиения принуждены.были скрыться в соседние села, а Вильно претерпел удар, которого и самые осаждающие не располагали ему нанести.
Государь получил донесение от Золотаренка и Хованского о покорении всей Белоруссии, и принял титул: всея Великие, Малые и Белые России Самодержца.
Так в первый год присоединения своего к Царству, Малороссия показала Европе, что значит Россия, собранная воедино; а Царю явила свою верноподданническую преданность и неустрашимость на поле битв.
Государь возвратился в столицу. Колокольные звоны, пушечная пальба, благодарственные молебствия раздавались по всей Москве, грамоты летали из края в край России; теже колокольные звоны, таже пальба, теже молебствия гремели во всех провинциях. Первые дары и благодарность были присланы к Гетману, за его мудрые распоряжения в войне, за его мужественное воинство; вторыя награды были Золотаренку и Хованскому, за их великие подвиги. Потом созваны были все чины духовные и светские. При них, торжественно, в своей палате Царской, отец Петра Великого возсел на Царский престол и торжественно повторил громозвучный титул " Всея Великие, Малые и Белые России Самодержца ".
 

Повернутись до Козаччина (XVI-XVII ст.)

Хто зараз онлайн

Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 4 гостей