Мартовский рейд Стефана Чарнецкого 1653

Модератор: Global Moderators

Bren
Member
Member
 
Повідомлень: 97
З нами з:
19 січня 2008 10:49
Звідки: Маріуполь

Мартовский рейд Стефана Чарнецкого 1653

Повідомлення Bren » 30 липня 2012 18:40

Проклятая графомания и возникший интерес к казачеству довели до такого:

Хмельниччина была важной вехой в истории украинского народа. Однако военная история того периода освещена весьма неравномерно. Главное внимание исследователей привлекают крупные сражения того времени – Желтые Воды, Корсунь, Пилявцы, Збараж, Зборов, Берестечко, Батог, в то время как события происходившие между этими битвами практически неизвестны. Но они были не менее кровавы и во многом даже более жестоки. Неоднократно войска противников вторгались на вражескую территорию, предавая ее разрушениям. В марте 1653 г. польские войска под командованием Стефана Чарнецкого огнем и мечом прошлись по землям Брацлавщины. Ряд населенных пунктов был разграблен и сожжен, сотни украинцев были вырезаны. Несмотря на длительные украинско-польские конфликты такого кровавого вторжения еще не было. Поляки стремились не столько к грабежам, сколько к убийствам. Целью данной работы является анализ действий польских войск С. Чарнецкого на Подолье, положивших начало кампании 1653 г. приведшей к Жванецкому миру.
Имеющиеся в нашем распоряжении источники, носят преимущественно польский характер. Это, прежде всего «Война домова» С. Твардовского[21] и «Анналы» В. Коховского. Также, упоминания о рейде С. Чарнецкого содержатся в воспоминаниях И. Ерлича[14], Н. Емйоловского[15] и в хронике Я. Юзефовича[16]. С украинской стороны мартовские события 1653 г. описаны в летописях Г. Грабянки[2] и С. Величко[1], но следует отметить, что в их основе лежат, прежде всего, вышеуказанные произведения С. Твардовского и В. Коховского.
Исследователи ХІХ в. Н. Костомаров[5], П. Кулиш[6], Н. Павлищев[7], М. Краевский[19], Ф. Равита Гавронский[20] затрагивая в своих работах события рейда С. Чарнецкого литературно обрабатывали С. Твардовского и В. Коховского без всякого анализа, акцентируя как правило внимание на жестокости поляков и штурме Монастырища. Позднее, М. Грушевский[3], не погнавшись за славой литератора, просто пересказал польские источники, добавив к вышеперечисленным еще и И. Ерлича (также оставив все без анализа). В современной украинской историографии ситуация осталась без изменений. Единственной работой аналитического характера является статья А. Гуржия, посвященная Ивану Богуну[4]. Что касается польской историографии, то здесь следует отметить монографии А. Керстена[17] и Т. Цешельского[13].
1-2 июня 1652 г. польская армия потерпела разгромное поражение под Батогом. В течение двух дней была уничтожена коронная армия во главе с польным гетманом М. Калиновским. Однако, Б. Хмельницкий не воспользовался плодами своей победы – после непродолжительной неудачной осады Каменца-Подольского, казацкая армия вернулась в Надднепрянщину. Поляки же, не теряя времени стали готовиться к будущей военной кампании. На сейме летом 1652 г. было принято решение о финансировании армии численностью 37 465 человек. 6 декабря 1652 г Ян Казимир выдал универсал о сборе всех войск в лагере под Ковелем. Концентрация армии происходила на протяжении всех зимних месяцев (не смотря на то, что согласно универсалу отряды должны были явиться к 8 января 1653 г.). Выполнить сеймовые постановления поляки не смогли – финансирование в должном объеме отсутствовало, и численность армии в ковельском лагере колебалась в пределах 26-27 тысяч человек, которые к тому же не получили полностью жолд за предыдущие месяцы службы[13,s.82].
Тем временем в польской ставке распространилось известие о том, что 40000 татар готовы к вторжению в Литву, а общая численность казацко-татарской армии может достичь 200 тысяч человек. В феврале 1653 г. ряд польских отрядов с целью сбора информации, совершил набеги на Правобережье. Отряд полковника Себастьяна Маховского прошелся по Винничинне, уничтожив казацкие гарнизоны в Новом Збараже и Паволочи, а татарская хоругвь ротмистра Челебия (у Величко - Чародея[1,c.]) из его отряда разорила Прилуки и Самгородок. В то же время отряд полковника Яна Кондрацкого (5 хоругвей) выступив из Каменца, прошел вдоль Днестра, громя казацкие заставы[13,s.87]. Около 300 поляков стоявшего в Корце полка Доминика Заславского под командованием полковника С. Гурского, совершили рейд на Коростышев, который захватили в ночь с 13 на 14 марта. При этом полностью разгромили гарнизон и взяли в плен сотника Гребинку[14,s.142]. Но ничего толкового полякам узнать не удалось. В такой ситуации Ян Казимир решил отправить на Волынь и Подолье крупный польский отряд, состоящий из конницы. Великий коронный гетман С. Потоцкий выступил против этого решения, считая, что разделение армии приведет к поражению, и только после того, как Ян Казимир пригрозил С. Потоцкому, что вынесет на ближайший сейм вопрос о гетманском неподчинении, последний стал готовить войска к рейду. По совету Е. Любомирского командование отрядом было поручено коронному обозному С. Чарнецкому[17].
Стефан Чарнецкий был одним из выдающихся польских полководцев XVII века . Происходил из средней шляхты. Родился около 1599 г. в Чарнце, получил образование в краковской иезуитской коллегии. Военную деятельность Чарнецкий начал в 1621 г. участвуя в Хотинской войне. В последующие годы участвовал в отражении татарских набегов (в частности в разгроме мурзы Кантемира под Мартыновым в 1624 г.), служа в казацкой хоругви своего старшего брата Павла. В 1626-1629 гг. С. Чарнецкий участвовал под командованием Станислава Конецпольского в польско-шведской войне, а в 1630-1632 гг. находился на службе в имперской армии (как считают исследователи – в хоругви лисовчиков). В 1632-1634 гг. будучи поручиком казацкой хоругви польного коронного гетмана М. Казановского участвовал в русско-польской войне. В ходе этой войны С. Чарнецкий участвовал в рейдах под Калугу и Козельск фактически выполняя роль командира хоругви. В 1637 г. С. Чарнецкий под командованием Н. Потоцкого подавлял казацкое восстание Павлюка, будучи при этом поручиком гетманской гусарской хоругви. После боя под Кумейками немало критики слышалось в адрес С. Чарнецкого за необоснованную браваду его гусар, которая привела к большим потерям. Подавления восстаний Гуни и Острянина также не обошлись без С. Чарнецкого, который был теперь поручиком гусарской хоругви Станислава Любомирского. В 1644 г. С. Чарнецкий проявил себя в битве под Охматовым, где его гусарская хоругвь сыграла главную роль в разгроме татар. После начала восстания Хмельницкого С. Чарнецкий находился в отряде Стефана Потоцкого, и после его разгрома казаками под Желтыми Водами попал в плен к татарам. Оказавшись на свободе только после Зборовского мира, С. Чарнецкий довольно быстро совершил военную карьеру, во многом благодаря содействию гетмана Н. Потоцкого (возможно потому, что С. Чарнецкий до последних минут жизни находился с сыном гетмана Стефаном после Желтоводской битвы). В 1651 г. полковник С. Чарнецкий уже входил в число военных советников короля Яна-Казимира, и именно он уговорил короля совершить марш из под Сокаля к Берестечку, увенчавшийся победой польского оружия. Таким образом, С. Чарнецкий был бывалым офицером, участвовал во многих военных кампаниях, однако не имел опыта командования крупными воинскими соединениями – это был его первый самостоятельный поход.
Определить численность отряда подчиненного С. Чарнецкому довольно сложно. Минимальную цифру в 8 тысяч приводит в своих воспоминаниях И. Ерлич[14,s.143]. А. Радзивил и В. Коховский[17,s.] увеличивают ее до 10 тысяч. C. Твардовский сообщает о 12 тысячах отборной конницы [21,s.84]. Анонимный автор «Kroniki wypadkow historycznych» указывает, что Потоцкий отдал под командование С. Чарнецкому всю конницу, за исключением нескольких хоругвей[13,s.89]. Б. Хмельницкий в письме к московскому царю, описывая эти события, пишет о 15 тысячах поляков (эта же цифра приведена в летописи С. Величко). Немного позднее, Я.Юзефович указал, что С. Чарнецкий располагал 30 тысячами легковооруженной конницы[16,s.162]. М. Краевский, правда без ссылок на источники, пишет, что в распоряжении С. Чарнецкого было 10 тысяч панцерной конницы и 1200 драгун[19,s.35]. Современные польские исследователи оценивают отправленные в рейд силы в диапазоне от 8 до 20 тысяч солдат[13,s.88]. Исходя из того, что согласно платежным ведомостям за первый квартал 1653 г., польская армия насчитывала около 32 400 солдат, из которых 13070 пехотинцев[13,s.81], то вполне можно согласиться с В.Смолием и В. Степанковым, оценивающими поляков в 13-15 тысяч человек[8,c.288], приняв во внимание указание Т. Цешельского о 1200-2000 драгун входящих в это число[13,s.88].
Основу польского отряда составляли легкоконные казацкие хоругви. Появившиеся в 80-х г.XVI в. они, по-видимому, первоначально действительно состояли из украинских казаков, но со временем в них стали служить поляки, не имевшие средств на тяжелое гусарское вооружение. С началом Хмельниччины, для отличия от запорожских казаков, польские казацкие хоругви стали называться панцерными (pancerni) казацкими, а впоследствии просто панцерными[11,p.17]. Кроме того в походе участвовали легкоконные татарские и волошские хоругви (названия не отражали фактического положения дел, также как и в казацких хоругвях в них было значительное количество малоимущих поляков), и возможно, немецкая конница – рейтары и аркебузиры. Роль пехоты в отряде С. Чарнецкого играли драгуны, которые в своей массе состояли из польских крестьян и им часто давались различные задачи по устройству лагеря, постройке мостов и др., которые невозможно было поручить польской знати из гусарских или панцерных частей[12,p.8].
Согласно большинству польских источников целью рейда была необходимость разведданных о казацкой армии и ее возможных действиях. В какой-то степени это подтверждает и состав сил – только конные части. Однако некоторые современные исследователи считают, что рейд был предпринят ради разорения украинских земель. Следует обратить внимание, на указание, содержащееся в воспоминаниях Н. Емйоловского, который указывает, что причиной рейда было желание занять солдат делом[15,s.37]. Если вспомнить, что перед солдатами имелась задолженность по оплате, то вероятнее именно это стремление и было основной причиной рейда. Участие в военных действиях и возможность грабежа украинской территории отвлекала польских жолнеров от бунта в лагере.
16 марта 1653 г. отряд С. Чарнецкого начал свой поход. 20 марта достигнув Паволочи, Чарнецкий соединился с полком С. Гурского, который квартировал на Подолье[8,c.288]. Основные силы польской армии также покинули лагерь под Ковелем и расположились в окрестностях Дубно и Луцка, чтобы в случае возможной неудачи оказать помощь рейдерскому отряду[13,s.90].
Из Паволочи поляки выступили в южном направлении. Причиной такого изменения маршрута Т. Цешельский считает, наличие в Белой Церкви крупных казацких сил (Белоцерковский полк)[13,s.90]. Это никак не согласуется с версией о разведке и льет воду на мельницу сторонников проведения рейда с целью грабежа.
Первой жертвой поляков стала Борщаговка. Жители не ожидали польского наступления, и С. Чарнецкий захватил местечко, не встретив при этом сопротивления. А. Керстен отмечает единодушие польских и украинских источников о дальнейших событиях – все население было вырезано. Впервые все жители населенного пункта, не оказавшие полякам сопротивления, были уничтожены[17,s.213].
Из Борщаговки Чарнецкий выступил на Погребище. История с Борщаговкой повторилась, но была усугублена тем, что, согласно летописи С. Величко[1], в Погребищах в то время происходила крупная ярмарка и количество украинцев в местечке было намного большим. Внезапно ворвавшись в город, поляки сожгли его, вырезая при этом все население без разбора вплоть до беременных женщин и детей. Жестокость С. Чарнецкого отметил даже С. Твардовский[21,s.84], которого сложно заподозрить в очернении поляков.
После этого, в течение нескольких дней отряд С. Чарнецкого действовал в районе Побужья. Во все стороны от главных сил высылались польские разъезды, которые разоряли округу. Стоит отметить, что С. Чарнецкий, избегая осад, атаковал только слабоукрепленные украинские населенные пункты. В своей монографии В. Смолий и В. Степанков считают, что главной целью поляков была Умань[8,c.289], но это противоречит всей стратегии похода - избегать столкновений с сильным противником и штурмов городов с мощной фортификацией. Вероятней всего украинские историки буквально восприняли поэтическую фразу С. Твардовского о разорении С. Чарнецким Брацлавщины «по Бершадь и Умань»[21,s.84]. Поляками были разорены и сожжены Животов, Якубовка, Липовец, Немиров, Кальник, а также множество небольших местечек и сел. Под Кальником, по всей видимости, произошла первая схватка между отрядом С. Чарнецкого и казаками под командованием кальницкого полковника И. Богуна, после чего последний отступил к Балабановке, а затем к Монастырищу[14,s.143].
Также как и его визави, И. Богун был опытным военачальником. О начале его военной карьеры практически ничего неизвестно, и все выводы сделанные исследователями являются не более чем предположениями. Наиболее достоверные факты о деятельности И. Богуна появляются только с 1651 г. В течение десяти мартовских дней 1651 г. И. Богун оборонял Винницу от войск М. Калиновского, нанеся при этом полякам значительные потери. В июле 1651 г. тысячи украинских казаков и крестьян спасли свои жизни под Берестечком только благодаря военным талантам И. Богуна, сумевшего в труднейших условиях организовать отступление армии. В следующем году И. Богун отличился под Батогом, где сложил голову гетман М. Калиновский. До весны 1653 г. военные пути И. Богуна и С. Чарнецкого уже неоднократно пересекались – в 1637-1638 гг. когда И. Богун участвовал в казацких восстаниях Павлюка, Гуни и Острянина , и в 1651 г. под Берестечком.
Практически все источники, а вслед за ними и исследователи указывают, что И.Богун с небольшим отрядом (4 тысячи казаков согласно С. Величко[1,с.], И. Ерлич[14,s.143] увеличивает его до 6 тысяч) был направлен Б.Хмельницким на Подолье с целью противодействия С. Чарнецкому. Однако, узнав о численном превосходстве поляков, И. Богун отступил к Монастырищу, отправив гонцов к Хмельницкому за помощью.
На наш взгляд, такое развитие событий не соответствует истине. Рейд поляков проходил очень стремительно - события от разорения Борщаговки до битвы под Монастырищем уместились в третью декаду марта. При этом жители многих населенных пунктов даже не знали, что враг находится вблизи. Так что у Б. Хмельницкого просто не было времени узнать о рейде и отрядить на Подолье войска. К тому же в это время казачье войско было распущено на зимовье и находилось на своих полковых землях. Вероятнее всего, И. Богун узнал о вторжении поляков находясь в Кальнике – административном центре кальницкого полка. Он тут же стал собирать разбросанные по полковой территории казачьи сотни, указав местом сбора вероятнее всего Монастырище (по крайней мере, казаки начали спешно укреплять город, который был и так довольно сильным в фортификационном отношении), послав одновременно к Б. Хмельницкому за помощью. Когда С. Чарнецкий подошел к Кальнику, то И. Богун после небольшой стычки (возможно с передовыми польскими хоругвями) отступил сперва на восток к Балабановке, а оттуда южнее – к Монастырищу, где укрылся за оборонительными сооружениями.
Возникает вопрос – почему И. Богун сразу не перебрался в Монастырище, которое стало его военной базой? А. Гуржий считает, что И. Богун специально заманивал поляков под Монастырище[4,c.], при этом правда, не указывая с какой целью. На наш взгляд, кальницкий полковник специально пытался привлечь к себе внимание польских войск, что бы потом, как и два года назад в Виннице, собрать врага в одном месте и отбиться от него за укреплениями. Здесь С. Чарнецкий совершил свою главную ошибку - бросился в погоню за И. Богуном и атаковал укрепленное Монастырище, что полностью противоречило его предыдущей стратегии.
Подойдя к Монастырищу, С. Чарнецкий начал штурм города. С. Твардовский говорит о нескольких польских приступах отбитых казаками[21], В. Коховский только об одном[3], но нет сомнения, что осада Монастырища длилась в течение только одного-двух дней. Несмотря на большие потери (только во время третьей атаки около 600 человек ранено и убито, в том числе и ротмистр татарской хоругви Челебей), поляки захватили городские валы, на которых был убит казацкий сотник Дрозденко (у Г. Грабянки - Дрозденский[2]) и ворвались в город. Казаки были вынуждены отступить к городскому замку. После этого, согласно С. Твардовскому и следовавшему за ним С. Величко, И. Богун оставил свои войска в замке, а сам отправился за помощью к Б. Хмельницкому. Однако В. Коховский, который вероятно был непосредственным участником событий, подает более достоверную версию событий. Видя, что город уже не удержать, И. Богун с казацкой конницей вырвался из Монастырища, чтобы обойти польские части и атаковать их с тыла. В этот момент тяжелое ранение получил С. Чарнецкий. Казацкая пуля (по другим сведениям стрела) пробила ему обе щеки и поднебье. Хлынувшая кровь почти не давала возможности говорить. В рядах поляков возникла сумятица. И именно тогда конница И. Богуна атаковала врага. Не ожидавшие удара казаков с тыла, поляки приняли атакующих за подошедших на помощь к украинцам татар. Крики «Орда! Орда!» разнесли по предместьям Монастырища. Поляки обратились в бегство[3]. Идя в поход на украинские земли, они собирались убивать, грабить, жечь, но уж никак не расставаться с собственной жизнью. Отряд С. Чарнецкого с раненым предводителем и награбленным добром отступил в направлении Липовца. Собрав в Липовце все разъезды, разорявшие Брацлавщину и юго-западную Киевщину, поляки выступили на запад в направлении Бара. В апреле 1653 г. группа С. Чарнецкого соединилась с коронной армией в районе Бужска.
Каковы же результаты рейда С. Чарнецкого? Прежде всего, следует отметить, что благодаря рейду польские солдаты в значительной степени разжились добром, и задержка выплаты жолда уже не была критичной. Кроме того, известия о успехах польского оружия регулярно оглашались на проходившем в это время в Бресте сейме, что позволило Яну-Казимиру временно нейтрализовать шляхетскую оппозицию выступавшую против повышения налогов на содержание коронной армии. Но в целом военные успехи рейда были минимальными. Литовский канцлер А. Радзивилл удачно заметил о участвовавших в рейде жолнерах: «Вернулись без славы, но с добычей».
Еще одним и немаловажным результатом рейда стала миграция украинского населения на Левобережье, которое не было охвачено постоянными военными действиями.
Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы. Рейд под руководством С. Чарнецкого задумывался вероятнее всего как демонстрация силы, которая превратилась в карательно-грабительскую акцию, главными жертвами которой стало мирное украинское население. И. Богун, несмотря на численное превосходство противника, сумел организовать оборону, заставив поляков штурмовать наиболее укрепленный город на территории своего полка. Главной причиной поражения поляков под Монастырищами был не маневр казацкой конницы, а моральная неустойчивость поляков, которые после ранения своего вождя не смогли сплотиться для оказания сопротивления.


ЛИТЕРАТУРА
1. Величко С. Літопис. – В двух томах. – Т.1 /С. Величко. – К.: Дніпро, 1991. – 371с.
2. Грабянка Г. Літопис гадяцького полковника Григорія Грабянки /Г. Грабянка http://litopys.org.ua/grab/hrab.htm
3. Грушевський М.С. Історія України-Руси. В одинадцяти томах, дванадцяти книгах. – Т. XI-1./М.С. Грушевський. - К.: Наукова думка, 1996. – 869 с
4. Гуржій О.І. Іван Богун: деякі міфи та реальність /О.І. Гуржій //УІЖ. – 1998. - №1. – С. 99-111.
5. Костомаров Н. Богданъ Хмельницкий. – В двух томах. – Т.2/Н. Костомаров. – СПб, 1859. – 550с.
6. Кулиш П. Отпаденіе Малороссіи отъ Польши. - В трех томах. - Т.3. /П. Кулиш. - М., 1889. - 415с.
7. Павлищев Н.И. Польская анархія при Яне Казимире и война за Украину /Н.И. Павлищев. – Т.2. – СПб, 1887. – 405 с.
8. Смолій В. Богдан Хмельницький /В. Смолій, В. Степанков. – К.: Альтернативи, 2003. – 400с.
9. Українське козацтво: мала енциклопедія. – К.: Генеза; Запоріжжя: Прем’єр, 2002. – 568с.
10. Яковенко Н. Нарис історії середньовічної та ранньомодерної України /Н. Яковенко. – К.: Критика, 2006. – 584 с.
11. Brzezinski R. Polish armies 1569-1696 (1) /R. Brzezinski. – Oxford: Osprey, 1987. – 48p.
12. Brzezinski R. Polish armies 1569-1696 (2) /R. Brzezinski. – Oxford: Osprey, 1988. – 48p
13. Ciesielski T. Od Batohu do Zwanca: Wojna na Ukrainie, Podolu i o Moldawie 1652-1653 / T. Ciesielski. – Zabrze: Inforteditions, 2007. – 335s.
14. Jerlicz J. Latopisiec albo kroniczka Joachima Jerlicza T.1 /J. Jerlicz.- Warszawa,1853. – 187s.
15. Jemiołowski M. Pamiętnik Mikołaja Jemiołowskiego towarzysza lekkiej chorągwi, ziemianina województwa bełzkiego, obejmujący dzieje Polski od roku 1648 do 1679 spółcześnie, porządkiem lat opowiedziane /M. Jemiołowski/ - Lwów, 1850
16. Jozefowicz J. Kronika miasta Lwowa od roku 1634 do 1690 / J. Jozefowicz. – Lwow, 1854. – 504s.
17. Kersten A. Stefan Czarniecki 1599-1665/А. Kersten – Lublin: Wydawn. Uniwersytetu Marii Curie-Skłodowskiej, 2006. – 662s.
18. Kochowski W. Historya panowania Jana Kazimierza. T.1 /W. Kochowski. .- Poznah, 1859. – 369s.
19. Krajewski M. Historia Stefana na Czarncy Czarnieckiego /M. Krajewski. - Krakow, 1859. - 174 s.
20. Rawita-Gawroński F. Bohdan Chmielnicki. T.2. /F. Rawita-Gawroński/ - Lwow,1909. - 487 s.
21. Twardowski S. Wojna domowa. Cz.3./ S. Twardowski. – Typis Collegii Calliensi (Каліш), 1681.
 

Аватар користувача
Krutywus
Member
Member
 
Повідомлень: 2422
З нами з:
06 квітня 2011 11:09

Re: Мартовский рейд Стефана Чарнецкого 1653

Повідомлення Krutywus » 02 серпня 2012 17:10

Также как и его визави, И. Богун был опытным военачальником. О начале его военной карьеры практически ничего неизвестно, и все выводы сделанные исследователями являются не более чем предположениями. Наиболее достоверные факты о деятельности И. Богуна появляются только с 1651 г.

Одні з перших згадок про Івана Богуна, відносяться до непроголошеної "війни" на російському пограниччі 1630-40-х років.
Часті жалоби на те, що "черкаский атаман Ивашка Богун с товарищи" ходить під "российские украинные города".
 


Повернутись до Творчість учасників

Хто зараз онлайн

Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 1 гість