Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Модератори: Global Moderators, Реконструкція

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 13 серпня 2015 20:55

(продовження)
Приєднані файли
-7-1024.jpg
-8-1024.jpg
-9-1024.jpg
-10-1024.jpg
-11-1024.jpg
-12-1024.jpg
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 13 серпня 2015 20:56

(продовження)
Приєднані файли
-13-1024.jpg
-14-1024.jpg
-15-1024.jpg
-16-1024.jpg
-17-1024.jpg
-18-1024.jpg
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 13 серпня 2015 20:58

(закінчення)
Приєднані файли
-19-1024.jpg
-20-1024.jpg
-21-1024.jpg
-22-1024.jpg
-23-1024.jpg
-24-1024.jpg
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 14 серпня 2015 18:00

Прокуратура назвала новое число погибших под Иловайском
14 августа 2015, 15:54

В иловайском котле в августе 2014 года погибли 366 силовиков, 158 человек пропали без вести.

Об этом в пятницу заявил главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос со ссылкой на результаты комплексной экспертизы, проведенной Киевским научно-исследовательским институтом Вооруженных сил.

"Потери личного состава украинских вооруженных сил, национальной гвардии, МВД составляют 366 погибших, 429 раненых. 128 попали в плен, 158 считаются до этого времени пропавшими без вести", - сообщил он.

В апреле этого года Матиос говорил, что под Иловайском погибли 459 человек, а еще 478 получили ранения.

Потери техники оцениваются в 298,3 млн гривен.

Соотношение сил Украины с одной стороны и "ДНР" и Вооруженных сил России с другой во время выхода из окружения составляло 1 к 18 по личному составу, 1 к 11 по танкам, 1 к 16 по БТРам, 1 к 15 по артиллерии, 1 к 16 по минометам.
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 14 серпня 2015 18:01

Военная экспертиза признала вину России в Иловайской трагедии
14 августа 2015, 16:22

Военная прокуратура считает, что Иловайская трагедия не произошла бы, если бы не вторжение российский Вооруженных сил на территорию Украины.

Об этом в пятницу заявил главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос со ссылкой на результаты комплексной экспертизы.

"Одним из основных факторов наступления тяжких последствий в виде гибели большого количества военнослужащих было вторжение на территорию Украины 23-24 августа подразделений Вооруженных сил Российской Федерации в численности более 3500 лиц. Как особенность стоит отметить тот факт, что подразделения Вооруженных сил Российской Федерации, которые осуществили вторжение на территорию Украины, действовали на отдельном от незаконных вооруженных формирований направлении для избежания взаимного поражения и введения в заблуждение командования Вооруженных сил Украины. При этом была использована военная техника с нанесением опознавательных тактических обозначений, похожих на использовавшиеся силами АТО", - зачитал Матиос выводы экспертизы.

По его словам, это единый вывод всех экспертов, которые анализировали причины иловайской трагедии.
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 18 серпня 2015 09:38

Иловайск. Не риторические вопросы
Семен Семенченко — 14 августа 2015, 18:17

Ещё Оруэлл когда-то сказал: "Тому кто правит и намерен править дальше необходимо умение искажать чувство реальности". Я рад, что в Украине, в одной из самых читающих стран мира, есть столько поклонников классики. Однако во время войны на высших военных должностях нам больше требуются люди, умеющие отвечать за свои слова, решения, поступки.

Отбеливание «великих полководцев» началось еще за месяц до годовщины Иловайской трагедии. Все усилия были брошены на создание роскошных сайтов, красивых фотографий, инфографики и пояснений на тему «Почему Генштабу нужно верить».

В то же время погибшие герои перечислены рядом скупых строчек. Их никто не знает, но домохозяйки умиляются бравыми генералами, обмывавшими свои звездочки, когда хлопцы и вся страна просили о помощи… Об этом, по фактам - позже. Сейчас о той правде, которую знает руководство Генштаба, которую они хотят нам рассказать и для чего они ждали очень долго. Целый ГОД! И все вроде бы правильно, но только место выбрано не то. Не дорогие сайты и десятки услужливых и всезнающих «лидеров мнений», а помещение военной прокуратуры, зал суда и следственная комиссия парламента – там необходимо давать пояснения. Я всё это сделал. Сначала как участник, потом как свидетель. И сделали так же и много ребят кто все это пережил. Не в кабинетах Генштаба, не на трибуне и параде 24 августа, а там – на «передке»...

И это не только Иловайск, потом был ДАП, было Дебальцево. И очень важно, чтобы в результате анализа, расследования, а затем и публичного процесса по Иловайским событиям произошло осознание причин, приведших к тому, что целью освободительной войны стала «борьба за мир», а неумение или нежелание (как суд решит) организовать оборону страны, стало объясняться непреодолимой мощью агрессора. Мобилизация стала выполняться на 50%, а героические добровольческие батальоны превратились в многих средствах массовой информации в “дикие батальоны олигархов”…

Несмотря на дымовые завесы, пережёвывание фейков собственного производства, замену работы службы внутренних расследований на пиар-кампании, все поставленные обществом вопросы будут заданы и от необходимости дать ответ не уйдет никто.

Вопросы поставленные следственной комиссией парламента и возникшие позже:

1. 5 августа 2014 года командованию 40-го батальона «Кривбасс» был дан приказ на штурм и взятие города Иловайска. Почему батальон территориальной обороны, который по своему функционалу не должен покидать пределы своей области, оказался в роли штурмового подразделения? Что делали 20,39,40,42 батальоны территориальной обороны Днепропетровской области, предназначенные для охраны стратегических объектов, в зоне АТО?

2. Почему, несмотря на присылку директивы в МВС о передаче подразделений МВС силам АТО, для участия в штурме Иловайска, представители Генштаба утверждают, что подразделения НГУ и МВС действовали самостоятельно от ВСУ?

3. Штурм города производился во взаимодействии с подразделениями ВСУ, командовал операцией командующий сектором генерал Хомчак, в интересах штурмовой группировки работала артиллерия ВСУ. Почему после освобождения части города с 19.08.2014г. по 23.08.2014г. не было отправлено подкрепление от ВСУ? Почему, если подразделения МВС и Нац. гвардии зашли туда «самостоятельно» не было отдано приказа на вывод этих частей? Почему пресс-конференции Генштаба проходят через год после окончания операции? В чем причина? Приближающаяся дата судебного заседания? Местные выборы? Почему доклад Генштаба вначале публикуется на специально созданных негосударственных сайтах и только потом на официальном?

4. Накануне парада в Киеве 23 августа 2014г. от государственной пограничной службы Украины поступила информация об обнаружении на территории сектора «Д» колонн бронированной техники, которые выдвигались с территории РФ в направлении Амвросиевки и Кутейниково. Почему доклад руководителя сектора «Д» Литвина в штаб АТО в 14:30 23.08.2014 о выявленных колоннах российской бронетехники был расценен как паника, был оставлен без внимания и принятия решений? Почему начальник штаба АТО генерал-лейтенанта Назаров В.М. (проходящий по УД о сбитом над Луганским аэропортом Ил-76) отреагировал на этот доклад следующим образом: «Это всё херня! Мы это всё уже проходили. Держитесь.»

5. В 21:15 23.08.2014 г генерал Литвин П.М. был вызван на связь с начальником Генштаба, который в это время находился в кабинете Министра обороны. Первым доклад генерала выслушал Министр (Гелетей) и без комментариев передал трубку НГШ Муженко, который в ответ на доклад сказал: «При изменении обстановки докладывайте в установленном порядке». Почему не было отдано никаких других команд? Почему не были утверждены предложения об отводе войск с целью предотвращения блокировки и окружения войск?

6. В 10:30 24.08.2014 г во время парада в Киеве офицеры штаба сектора «Д», во главе с полковником Ромыгайло П.Д. с передового командного пункта в лесопосадке на трассе Амвросиевка-Кутейниково наблюдали колонну бронетехники армии РФ общей численностью более 100 единиц, в составе БМД, танков, САУ, а также большого количества тентованных Камазов с боеприпасами и личным составом, которые на большой скорости двигались вглубь территории Украины. Почему после получения данной информации начальник штаба АТО Назаров В.М. не принял никаких решений и только ответил: «Идите на х..! Трусы! Всех вас посажу!»? Почему после поступления указанной информации НГШ Муженко В.М. не было принято никаких решений и был дан ответ: «Не ссы! Это всё херня! Мы всё это проходили!»?

8. Почему в объяснениях СМИ прозвучали обвинения в адрес 5 батальона ТРО «Прикарпатье» в том, что его уход с позиций спровоцировал «эффект домино»? Батальон ТРО «Прикарпатье» не должен вообще покидать территорию своей области, а если в секторе «Д» после его отхода не хватало войск, то почему из состава данного сектора в оперативное подчинение сектора «Б» была переведена батальонно-тактическая группа 28-й отдельной мех. бригады? Как могли 300 военнослужащих, оставшихся в распоряжении сектора «Д», вооруженные стрелковым оружием, на 80% состоящих из штаба, подразделений связи, охраны и ремонтников противостоять продвижению регулярных войск РФ в составе 4-х батальонно -тактических групп? Что изменилось бы, останься батальон «Прикарпатье» на своих позициях?

9. Почему с 25-го по 28-е августа командирам Иловайской группировки не давали команду на выход, убеждая в том, что помощь идёт? Почему попытки деблокирования Иловайска предпринимались силами только 4-й роты 2-го бата 51 мех. бригады, а затем силами одной сводной ротной тактической группы 92-й Чугуевской бригады, после двухдневного 160 км марша своим ходом?

10. Кто и с кем договаривался о «зеленом коридоре» с армией РФ, в ходе которого наши войска были расстреляны как в тире? Голова ТСК по расследованию Иловайской трагедии Сенцов заявил что об этом “коридоре” вообще никто не договаривался. На каком тогда основании была распространена эта информация?

11. Кто и с кем договаривался об отправке 29-30 августа колонн машин с белыми флагами для вывоза окружённых бойцов НГУ, ВСУ, подразделений МВС? Почему эти машины так и не прибыли, военнослужащие попали в плен?

12. Почему МО и Генштаб системно противодействовали работе ТСК ВРУ? Почему МО и Генштаб, имеющие различные функции и действующие на основании разных положений определили одного исполнителя по подготовке ответов на вопросы ТСК, что по мнению ТСК является признаком сговора руководителей ведомств? Почему МО, которому были адресованы другие, чем Генштабу, вопросы, вместо ответов на них прислало копию ответов Генштаба, но за подписью Министра обороны?

13. Почему приглашённые на заседания ТСК Министр обороны Гелетей В.В. и начальник генштаба Муженко В.М. в недопустимой форме отказались отвечать на вопросы комиссии, ссылаясь на секретность, хотя определить степень секретности ответов, не выслушав вопросов невозможно?

14. Почему после обращения 25 сентября 2014г ТСК к Президенту Украины с информацией о недопустимых действиях членов СНБОУ Гелетея и Муженко комиссия ВРУ, с нарушением установленных Законом сроков, получила отписку за подписью главы АП Ложкина Б.Е. о том, что обращение комиссии направлено министру обороны и НГШ для рассмотрения?

15. Почему в результате «манипуляций со стороны руководства генштаба» (данные Комиссии) у членов ТСК сложилось обоснованное впечатление о нежелании допускать на заседание неудобных для военного руководства свидетелей?

16. Почему на повторное письмо от 08.10.2014г к Президенту Украины с информацией о незаконных действиях Министра обороны Гелетея В.В. и начальника генштаба Муженко В.М., а также с просьбой обязать их способствовать расследованию ТСК, ответ так и не был получен?

17. Почему на протяжении 6 месяцев начальник Генштаба Муженко В.М, так и не нашел время явиться на заседания Комитета ВРУ по вопросам Национальной безопасности и обороны, расследующего обстоятельства операции под Дебальцево?

18. Почему на официальные письма фракции «Объединение Самопомощь» с приглашением прийти на фракции для ответа на вопросы, поставленные на заседании Комитета по обороне поступил ответ об отсутствии времени для этого. Почему нашлось время для многочисленных интервью прессе?

19. Почему на письменные предложения от фракции «Объединение Самопомощь» встретится на территории Генштаба, и обсудить вопросы по расследованию Дебальцево у НГШ Муженко В.М. также не нашлось времени? Почему находится время на выступления по телевидению и фейсбуке?

20. Почему под аккомпанемент заявлений Секретаря РНБО и Пресс-службы Генштаба и АТО о возможном ударе боевиков и концентрации ими сил для наступления, из зоны АТО выводятся добровольческие части, имеющие 1,5 годичный опыт ведения войны?

На все эти вопросы, которые были официально поставлены ТСК ВРУ или отправлены в депутатских запросах я ожидаю таких же официальных ответов, но не на дорогих, недавно созданных сайтах, не с помощью пиар-служб и красивых картинок, не от ботов или «лидеров мнений» в комментариях, а точно также, как эти вопросы были поставлены – официально, на судебном заседании по УД № 42014000000000900 возбуждённом ГПУ по факту возможного халатного отношения должностных лиц Оперативного Штаба по управлению АТО, ЗСУ, НГУ к службе во время проведения военной операции в г. Иловайск, Донецкой обл. по признакам криминального правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 425 УК Украины.

Я сделаю все, чтобы они не остались риторическими. А граждан попрошу помочь мне истребовать на них ответы, ибо только вместе мы сила.

И дело не в том, какой политик из комбата Семенченко, а в том что мы должны быть человечными и человеческие жизни намного важнее гордыни и репутации “великих полководцев”. Я не прощу смерть своих побратимов ни Путину, ни его террористам, но и наши генералы должны отвечать за свои действия, иначе укрывательство правды Иловайска - та же точка невозврата, что и укрывательство убийств Небесной Сотни...

P.S. Распространяя фейки о, якобы получении командирами добровольческих подразделений, крупных взяток «за взятие Иловайска» от бывшего заместителя Председателя Днепропетровской ОДА – Г. Корбана, все «державшие свечку» совершают преступление предусмотренное ст. 369 УК Украины – Заранее не обещанное укрывательство тяжкого или особо тяжкого преступления. Правильные действия – заявления в прокуратуру о данном факте и приобщении его к материалам дела. За год прошедший с момента Иловайска это можно было сделать неоднократно. Раз не хватило духу, помогу, отправив “носителям страшной тайны” депутатский запрос. Живите честно! Не совершайте преступлений! Мы ведь строим правовое государство? Так давайте начнем с себя.
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

thrary
Member
Member
 
Повідомлень: 3095
З нами з:
06 квітня 2006 19:40

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення thrary » 18 серпня 2015 11:24

http://petrimazepa.com/ilomain.html

Интервью с главой Генерального штаба Вооружённых сил Украины Виктором Николаевичем Муженко

- Виктор Николаевич, кто был изначально инициатором зачистки Иловайска силами добровольческих батальонов?

- Иловайск как отдельная операция вообще не рассматривалась. Это была одна из составляющих замысла проведения операции во всей зоне штабом АТО. Я уже был тогда начальником Генерального штаба ВСУ, был первым заместителем руководителя АТЦ и отвечал в штабе АТЦ за ВСУ. Инициатива зачистки Иловайска исходила в АТЦ от МВД, потому, собственно, там и были сосредоточены подразделения с подчинением МВД. На Вооружённые силы возлагалось только обеспечение, оказание помощи участия бронегруппы, которая была сформирована под эти задачи (речь идёт о ротно-тактической группе 51-й бригады), которые должны были вместе с добровольческими подразделениями взять под контроль сам Иловайск, а БТрО, находящиеся в составе группировки, должны были обеспечить блокирование Иловайска по внешнему периметру.

- Когда части ВСУ заходили в Иловайск (речь идёт о бойцах 93-й бригады), кто ставил им задачу участвовать в зачистке?

- Руководство выполнением этой задачи, а это была тактическая задача в общем плане проведения операции в зоне АТО, возлагалось на командование сектора «Б». Они должны были организовать взаимодействие, и наличие руководителя сектора «Б» (генерала Хомчака) у Иловайска было необязательным. Это была одна из его личных инициатив. Хотя выходил туда непосредственно для организации взаимодействия на первом этапе. Потом он должен был передать управление. Там был тогда первый заместитель министра МВД генерал Яровой, который и должен был принять управление.

- Можете ли вы подтвердить или опровергнуть информацию, что когда Хомчак с Березой выходили из окружения, с ними не было три дня связи, и после того как они вышли, Хомчак отправился почему-то в Днепропетровск, а не в штаб?

- Да, он попросил, чтобы его доставили в Днепропетровск, аргументировав, что должен привести себя в порядок, и только после этого прибыл в штаб АТО в Краматорск. С ним действительно не было три дня связи, последний раз я с ним общался в первой половине дня 29 августа. После начала обстрела колонны он прервал связь и на связь больше не выходил.

- Есть разные мнения, чем были Иловайские бои. Некоторые говорят, что это был разгром наших войск. Есть мнения (преимущественно от военных) о том, что посредством боев, которые происходили в то время, был нанесён немалый ущерб подразделениям РФ и сепаратистам, что в итоге остановило продвижение российских войск в глубь Украины. Какое ваше мнение по этим суждениям?

- Если делить условно эти мнения на первое/второе, то я выбираю вторую часть. Бои под Иловайском были одним из тех условий, которые в комплексе не дали продвинуться им (российским войскам) дальше, ввиду больших потерь при проведении блокировки Иловайска. Люди обращают обычно внимание на Иловайск, но у нас возле Луганска в то время была аналогичная ситуация. Район Луганского аэропорта, рубеж Хрящеватое/Новосветловка – там тоже было окружение, и вели упорные и жёстокие бои подразделения 80-й бригады, 24-го штурмового батальона «Айдар», 24-й бригады, 128-й бригады, даже была небольшая группа 51-й бригады. Когда наши подразделения в результате упорных боев прорвали окружение и вышли из него, россияне ещё три дня боялись заходить после того боя в Луганский аэропорт. Но, к сожалению, об этих боях народ не вспоминает, хотя там был продемонстрирован беспрецедентный героизм и мужество наших защитников, а также нанесён существенный урон подразделениям РФ. Была информация тогда из оперативных источников, что командир одного из российских подразделений, которое участвовало в боевых действиях под Луганским аэропортом, потом самовольно вывел своё подразделение на территорию РФ после крупных потерь. Речь идёт о подразделении морской пехоты Северного флота РФ.

- Скажите, есть ли какая-то информация по потерям, которые понесли российские подразделения в тот период времени?

- Нет такой информации. В России это вообще информация закрытая, там она в разных источниках отличается, потому официально подтвердить ту или иную цифру я не могу. Могу сказать, что потери были значительные. И мое мнение, что именно это стало причиной того, что подразделения РФ не вышли на рубежи западнее тех, на которых они остановились.

- При анализе той обстановки становится понятно, что у нас почти не было обороны у Мариуполя. Сектор, где стали подразделения РФ, сдерживался подразделениями ВСУ, МВД и добровольческими батальонами, а если бы он прорвал эти рубежи и пошёл к Мариуполю, то нам нечем было бы их останавливать.

- В то время была серьёзная угроза Мариуполю. Потому было принято решение вывести две бригады ВДВ (79-ю и 95-ю) в район Докучаевска/Волновахи с последующим перемещением их в сторону Мариуполя, чтобы показать там наше присутствие и потом осуществить рейдовые действия в двух районах, на юге – Мариуполь/Новоазовск, а на севере – Комсомольск/Кутейниково/Кумачево. Целью этих рейдовых действий было уничтожение баз российских подразделений, которые были в этом районе, и демонстрация нашего присутствия и наших возможностей.

- Я так понимаю, что параллельно всему этому у нас шли бои на других участках? Или был обозначен какой-то режим тишины?

- Да не было никакого режима тишины. Режим тишины был объявлен 5 сентября, когда уже были договорённости по Минску. До этого времени шли ожесточённые бои, мы выдвигали подразделения на рубежи, чтобы не допустить дальнейшего проникновения российских войск и наёмников на территорию Украины. У нас тогда была непростая ситуация около Луганска, которая имела очень важное значение. В связи с несанкционированным отходом из района Луганска и Иловайска у нас буквально от Луганска до Харькова и от Харькова до Киева не было боеспособных подразделений. Так же, как их не было по направлению Донецк, Херсон и даже Одесса.

- Значит, у нас тогда этот фланг был оголен?

- Да. Хотя… Ну как оголен. Он был какое-то время оголен, но до 5 числа мы успели вывести туда подразделения 95-й бригады, то, что касается юга и 79-й бригады, уже подошла группа батальона 72-й бригады, которая была сформирована в самые сжатые сроки, та, которая ещё 29 числа должна была выйти в район Старобешево.

- А почему она не вышла?

- Почему? Ну, видимо, сказалась психологическая неготовность состава, который подвергался обстрелам, большое количество контузий, психологических травм. Мы смогли с бригады сформировать только одну БТГр и то неполного состава. Она восстанавливала свою боеспособность около населённого пункта Мирное (рядом с Мелитополем).

- Все эти рейдовые действия осуществлялись для того, чтобы создать второй фланг и обозначить новую угрозу оккупантам, оттянув часть сил подразделений РФ на себя?

- Больше, чтобы показать, что у нас есть ещё силы для занимания рубежей. Там был факт отхода 1-й бригады Национальной гвардии из Комсомольского в сторону Старогнатовки, самовольное оставление позиций. Поэтому нам надо было продемонстрировать своё присутствие и наличие сил и средств.

- Есть критика в сторону генерала Литвина, его управления в секторе «Д». Что именно его некомпетентное управление в секторе и повлекло за собой Иловайскую трагедию.

- Скажем так, тут вопрос не только в не компетенции, но ещё надо учитывать условия, готовность и способность наших подразделений вести ожесточённые бои. Некоторые подразделения с честью и героизмом выполняли поставленные задачи, в том числе подразделения 30-й бригады, 25-й, 79-й, чего нельзя сказать о 3 БТГр подразделения, действовашего в отрыве от 1-й и 2-й батальонно-тактических групп. Оставление Степановки, которое было первым шагом для создания условий захода на нашу территорию частей РФ, потом самовольный и панический отход 5-го БТрО, которые совершили беспрецедентный марш в тыл.

- А в чём его беспрецедентность?

- В том, что они прошли почти 1000 км из района Амвросиевки в Ивано-Франковск менее чем за двое суток! Там, по-моему, около полутора суток было. Это беспрецедентный случай по совершению марша на такие расстояния. Вообще для такого расстояния даётся 5 дней. Они его прошли за полтора дня. И, судя по сообщениям СМИ, их встречали как героев.

- Значит, генерал Литвин теми частями, что там были, фактически не мог создать блокаду БТГр РФ, что зашли в сектор «Д»?

- Я бы не говорил о роли одного человека, хотя его роль, в том числе в ситуации, должна обязательно учитываться. Нужно анализировать общее состояние подразделений, командования и их способность к выполнениям задач. К сожалению, надо признать неспособность некоторых подразделений к выполнению поставленных задач. И если сравнивать опытность и подготовку той армии с сегодняшним днём, армия качественно изменилась в плане опытности, обученности и психологической готовности военнослужащих выполнять поставленные задачи. Между нынешней армией и армией тех дней – разница колоссальная.

- Много идёт манипуляций на тему «Кто общался со штабом РФ для обеспечения договорённостей по выводу Иловайской группировки, и действительно ли Россия давала гарантии, что колонны выйдут»?

- Был такой факт. Я лично общался с первым заместителем начальника Генерального штаба РФ, генералом Богдановским Н.В., и после заявления Путина в СМИ о том, что они готовы предоставить «зелёный» коридор для выхода наших подразделений. Причём на условиях того, что наши подразделения выйдут и с техникой, и с вооружением. Но приблизительно в 23:00 28 августа на меня вышел генерал Богдановский и информировал, что условия меняются, и выход возможен лишь, если мы оставим вооружение и технику в тех районах, которые мы занимали, и тогда будет разрешён выход военнослужащих. На эти условия мы не могли согласиться, потому было принято решение о прорыве. К сожалению, этот прорыв не состоялся, так как было принято решение на более низком уровне о выходе под определённые гарантии. С утра 29 августа было общение с парламентерами с российской стороны. Где-то около 8:30 две колонны по ранее оговоренным маршрутам начали выход из района Иловайска. Один маршрут был севернее, другой – чуть южнее. Они все замыкались на Старобешево. Если бы это был прорыв, то априори уходить по заранее согласованным маршрутам было бы нельзя, поскольку там уже тебя будут ждать. Уровень безопасности, по сути, опускался до нуля.

- Почему же тогда был несогласован прорыв?

- Это был результат договорённостей на более низком уровне под определённые гарантии российских военнослужащих. Хотя было лично моё предупреждение о том, что никаких гарантий нет. О каких гарантиях может идти речь, раз в последний момент в одностороннем порядке меняют так условия?

- Это было решение Хомчака?

- Это было решение руководства сектора «Б», которое, как я понимаю, принималось коллегиально. Надо их тоже понять, у них под рукой были сотни людей слабоуправляемых подразделений из добровольческих батальонов, у них там было своё понимание возможностей и выхода из сложившейся ситуации. К сожалению, вышло так, как случилось.

- Созванивались ли вы с Богдановским в процессе обстрела колонны?

- Я созванивался с Богдановским. Когда начался обстрел, я на него вышел и сказал ему… вот точно не помню… но вот одна из фраз была: «Этот беспредел надо прекратить! Вы же совершаете реальный расстрел людей, которые не готовы были оказывать сопротивление». На что он мне ответил: «Поверьте, решение принимаю не я».

- А где был начальник Генерального штаба РФ в это время?

- Я сейчас не помню точно, но вроде он был тогда в командировке в Китае.

- Решали ли вы с ГШ РФ вопросы об обмене военнопленных, о сборе погибших и раненых?

- Да, мы согласовывали с ним маршруты нашей колонны, которая была сформирована для сбора погибших и раненых с этих (дорог, по которым выходили наши колонны под обстрелом) маршрутов. По северному маршруту шла колонна, которая, если сравнивать, по количеству эвакуированных была намного меньше той, которая шла по южному маршруту.

- Некоторые люди утверждали, что Генштаб не способствовал расследованию относительно Иловайска. Что вы закрылись от работы всяких комиссий, в отличие от того же Семенченко, Березы и Хомчака, которые побывали на многих телеэфирах и с кем только не пообщались.

Как это не способствовал? Способствовал. Есть официальное расследование прокуратуры, думаю, оно уже скоро закончится, и будут сделаны выводы. Это и есть официальная точка зрения, проработанная соответствующими людьми, а не непонятно кем и с разными целями, будь то пиар, политика или ещё что-то. А по телеэфирам я не особо приучен ходить. Армия вне политики.


Интервью с замначальника штаба Оперативного командования «Восток» Игорем Николаевичем Палагнюком

- Добрый день. Как вас зовут и какая ваша должность?

- Полковник Палагнюк Игорь Николаевич, замначальника штаба оперативного командования «Восток».

- Какую должность вы занимали во времена Иловайской операции?

- Тогда я занимал должность начальника командного центра, замначальника штаба боевого управления оперативного командования «Юг».

- Вы находились возле Иловайска во время происходящих там событий?

- Я как замначальника штаба находился на командном пункте вместе с генерал-лейтенантом Хомчаком, начальником сектора «Б». Мы управляли всеми войсками, которые находились в секторе, а генерал Хомчак в то время руководил непосредственно группировкой, которая блокировала Иловайск и должна была выполнить задачу по дальнейшему взятию в кольцо Донецка.

- Хомчак изначально был под Иловайском?

- Нет. Командующий находился основное время в штабе на главном командном пункте, и лишь после того, как не получилось взять сходу и блокировать Иловайск, ситуация обострилась, потому что, по данным разведки, сначала была одна группировка в Иловайске, а потом оказалось, что она гораздо больше. Плюс постоянно шла подпитка боевиками с Шахтерска и со стороны Донецка. Необходимо было взять в кольцо сам Иловайск, блокировать его, а потом уже либо оставить его в кольце и выполнять дальше задачи по сектору, либо зачистить и продолжать выполнять задачи. Поэтому командующий выехал туда с основной группой офицеров командного пункта и непосредственно управлял этой операцией.

- Насколько я знаю, изначально под Иловайском было порядка 940 человек, а потом количество увеличилось…

- Ну общее количество там было под 1400 человек, это все вместе с подразделениями, которые отошли с сектора «Д». К примеру, та же 93-я, которая отошла из-под Саур-Могилы под Иловайск во главе с покойным полковником Грачевым. Подразделения из-под Саура пробились к нам, была довольно мощная группировка…Вообще, ничего не предвещало такой трагедии…

- Что вы знаете относительно потерь во время Иловайской операции?

- До выхода или после?

- Давайте проясним относительно потерь до выхода.

- До выхода из-под Иловайска там были небольшие потери, знаю это точно, потому что мой командный центр это отслеживал ежедневно. Ежедневные донесения передавали на ГШ, на штаб сухопутных войск. За всё время, что мы штурмовали Иловайск, было до 15 погибших. Это, включая бойцов из добровольческих батальонов и Нацгвардии.

- Ясно. Давайте теперь относительно потерь при выходе из Иловайска.

- 25 числа распространилась информация, что на территорию Украины зашли регулярные части РФ, и когда начальник управления разведки полковник Штурко, если не ошибаюсь, 25-26 августа привёз 10 пленных десантников, тогда стало окончательно ясно, что на территорию зашли регулярные российские части, и с этого момента ситуация под Иловайском очень обострилась. Я получил задачу выдвинуться в населённый пункт Стыла, потому что нависла угроза окружения над Иловайской группировкой. Войска РФ прошли Амвросиевку, Кутейниково, подошли к Старобешево. Оставался единственный маршрут, по которому можно было поставлять воду, продукты и боеприпасы, они его могли перекрыть, что потом, собственно, и сделали, и группировка оказалась отрезанной.

Поэтому я получил задачу вернуться под Стылу, чтобы при выходе группировки из Иловайска организовать взаимодействие с ними и держать связь между ними и командным пунктом для возможности вызова артиллерии и авиации.

Вышел я 26 августа, развернул связь с командующим, развернул связь с командным пунктом, и был определён выход с 29-го. Насколько я знаю, была договорённость с россиянами, что они дадут «зелёный коридор» по выходу.

29 числа связи не было, её подавили. Я почти не мог выйти на командный пункт, и с Хомчаком не мог связаться вообще. И вечером 29 числа получил от «Грома» (Муженко) задачу выдвинуться под Старобешево, собрать погибших и раненых.

Для этого ко мне пришли в ночь с 10 военного госпиталя порядка 30 автомобилей скорой помощи и 20 грузовиков.

30 числа я выдвинулся колонной в район Старобешево, где был остановлен на блокпосте и вступил в переговоры с представителем так называемой «ДНР», позывным «Матвей». «ДНРовцы» ничего не знали о договорённости между начальниками генеральных штабов российского и украинского, о том, чтоб вывести раненых и убитых оттуда, соответственно, колонна была остановлена. Я разоружился, мне лишь разрешили оставить бронежилет, и я сел в свою Газельку, за рулём был подполковник Вышегора, замначальника управления разведки оперативного командования, который не оставил меня и в категоричной форме заявил, что он поедет со мной… И я поехал к ним в штаб «ДНР». Штаб размещался в Старобешево в РУВД. По прибытию туда, начал общение с министром обороны «ДНР» с позывным «Царь», Кононовым Владимиром Петровичем, который на протяжении двух часов пилил мне мозг рассказами, какие это мы, оказывается, негодяи, что мы тут творим, что мы убиваем тут, сам вот он со Славянска, что Славянск, оказывается, они оставили только для того, чтоб мы его не разрушили, ну и прочее… Два часа он мне всё это рассказывал, а я его перебивал фразами типа: «Я всё понял Владимир Петрович, я вас услышал, но позвольте мне уйти, там есть раненые, которые могут не дожить до окончания нашего разговора и не дождаться нашей помощи…».

В течение двух часов он это мне рассказывал. Я так понял, что к ним просто не дошла информация. Я доложил «Грому» об этом. В общем, штаб РФ там кому-то информацию передал, и меня выпустили. 30 числа в районе 15:00 они разрешили мне работать около Новокатериновки. Там колонна, которая выходила, приняла свой последний бой. Я заехал. Первый автомобиль, который стоял на мосту, был Р-142, машина связи. Возле него лежало три тела. Когда я открыл кунг, там лежало ещё два тела, а с левой стороны был живой солдат… который, к сожалению, через 15 минут умер… не успели мы его спасти. Там меня сопровождали представители «ДНР», я поработал где-то до 20 часов, на тот момент собрал порядка 40 убитых и где-то порядка 20 раненых. У меня есть описанная хронология событий, но я вам скажу так, первый день я работал под Новоекатериновкой. Там я нашёл шесть расстрелянных наших бойцов, раздетых, увидел одного командира российской десантной разведроты, он ходил в английской форме, которой у них не было.

Вообще, россияне были одеты в одежду без знаков различия. И, кстати, без бронежилетов. Второй день меня пустили работать на позиции россиян, они стояли на всех господствующих высотах, непосредственно в районах их обороны я и работал. Там уже увидел разбитую технику, танки, БМП, которые расстреливали в упор колонну. Даже по людям стреляли ПТУРами с БМД. Вся земля была в проволоке, там я находил тела. По тому, как они лежали, понял, что по людям стреляли из ПТУРов. Палили, из чего могли. И вот, когда на второй день я работал на этих позициях, после Старобешево и Новоекатериновки спустился к Победе, там мне показали захоронение, среди погибших наших солдат находил и россиян. Россиян отдавал им.

- У них были серьёзные потери, как считаете?

- На высоте я видел два танка подбитых, сгоревшую БМД, в общем, там была погоревшая техника. В основном та, которую они ещё вкопать не успели. Ну и та, что вышла из окопов и пошла навстречу, непонятно почему. Командир батальона, который россиянин, лично мне сказал: «Ваши, конечно, отчаянные ребята. Когда они прорывались на этой высоте, я на броне ехал, тут выскакивает 64-ка и с ходу лупит 72-ку, которая рядом ехала. Меня скинуло с брони взрывной волной, пока очухался, началась перестрелка адская, пули свистят, взрывы».

Ну а то, что стояло в окопах, практически поражено не было. Как я понимаю, у колонны была задача не бить россиян, а прорваться.

- Сколько вы собрали погибших и раненых?

- За три дня я собрал 159 погибших, 212 раненых, и россияне мне отдали пленных, которых потом я тоже перематывал бинтами, выдавая за раненых, поскольку «ДНР» не хотела выпускать пленных, их хотели забрать в Донецк, а было около 400 человек.

- Под четыреста пленных???

- Под четыреста пленных. Россияне отдали нам. С погибшими и ранеными – по сути, половина всей группировки. Ну и поскольку мы там работали, наши бойцы выходили уже по посадкам, огневого контакта не было, пешком выходили, так как из техники не вышла ни одна единица, всё было подбито там. Машин целых почти не осталось. А люди пешком вышли. Ну и общее количество мы посчитали тогда на командном пункте после поданных мною рапортов, а данные я им подавал каждый день. Так вот получилось, что порядка 1200 человек вместе с убитыми, ранеными и пленными, что я забрал, и теми, которые вышли, – 1200 человек. Плюс ко всему 120-130 человек Донбасса заняли оборону в районе Многополья, меня не пускали туда работать. Первый бой, который тогда состоялся, был в паре километров от Червоносельского. Там держал оборону «Донбасс». Потом у них закончились боеприпасы, они сдались, и только после этого меня туда пустили. 1300-1400 человек – это была группировка, ну вот практически все и вышли. Пропавших без вести сейчас 83 человека. Не можем до сих пор определить, где они находятся.

- Значит, в настоящее время, по подсчитанным данным, 83 человека пропавших без вести?

- Так точно. Либо в плену, либо сгорели. Там техника была полностью сгоревшая, броня текла, как лава по асфальту. Если и были люди, то вряд ли там что-то осталось. Броню, если была сгоревшая, как могли, вытаскивали, а что не могли – потом возвращались, когда она остывала. Там ещё были захоронения, у нас работали группы, откапывали. Россияне нам показали, где они кого прикопали. Но сколько там было, я не знаю точно. Раскапывать у меня времени не было, я собирал то, что вижу, искал, ездил. А другие работали по эксгумации тел.

- Значит, все тела были извлечены и доставлены как из техники, так и после эксгумации?

- Конечно.

- Итак, на данный момент у нас 83 человека, пропавших без вести, порядка 160-ти погибших подтверждённых и под 400 человек, побывавших в плену?

- Так точно. Пленных отдали мне, я их вывез, привёз на тыловой пункт 51-й бригады, там их сортировали и отправляли. Это все: и ВСУ, и добровольческие батальоны, и «Донбасс», и «Миротворец» – все, кого вывезли, все, кого насобирал. Разве что бойцам добровольческих батальонов ставил задачи посрывать шевроны, так как «ДНР» охотились за ними, особенно за «Донбассом». Говорили, что вот этих в чёрной форме «эсэсовцев» будем кончать. Потому я им ставил задачи срывать не только шевроны, но и нашивки, потому что они сильно выделялись.

- Откуда тогда взялась информация, что погибло 360, 460, от того же Матиоса, а Геращенко вообще озвучивал тысячу человек погибших…

- А откуда я знаю? Моя группа первая туда зашла и последняя вышла, только мы, по сути, и работали с пленными, ранеными и погибшими. Ещё по захоронениям откапывали людей, но данные отправляли непосредственно на штаб, минуя меня. Но там не особо много было, основную массу двухсотых собрал я. С теми, что были прикопанными, ну, может, до двухсот человек было погибших. Но и то, я более чем уверен, что там прикопаны были и россияне.

- А «ДНРовцы» там могли быть прикопаны?

«ДНРа» там не было. Колонну расстреливала исключительно российская армия. «ДНРов» я там видел, они выполняли функцию исключительно милиции. Они стояли блокпостами вокруг населённых пунктов Новоекатериновка, Старобешево, вводили комендантский час, пропускной режим на территориях, этим и занимались. Ну и снайперские группы какие-то были, куда-то ходили, я их видел. А колонну расстреливали регулярные части РФ, которые дали «зелёный свет», которые пропустили их. Я потом уже понял, почему они тянули время и не давали «зелёный свет» – они не успевали окопаться. Потому что, если брать Червоносельское, где был первый бой, там они ещё практически не успели закопаться. А вот уже под Старобешево/Новоекатериновка они выполнили работы в первую очередь. Каждая единица техники была закопана, у каждого бойца был окоп – то, что положено при занятии обороны. И уже в процессе моей работы я видел, что продолжаются работы по инженерному оборудованию района обороны. А все эти инсинуации, что там погибло 500, 400 человек – не было этого! Я там был, со мной работали группы не только оперативного командования, но и связисты, и разведчики, и с 10 госпиталя тридцать водителей, которые помогали собирать убитых и раненых, и водители гражданских грузовых автомобилей. Но такого количества там не было. Это враньё, это натуральное враньё. Общее количество убитых, которые были подтверждены и вывезены, – до двухсот человек с теми, которых мы откопали. Но надо выяснять относительно 83-х пропавших без вести, конечно. Среди этого количества тоже могут быть погибшие.


Интервью с командиром батальона «Донбасс ВСУ» Вячеславом Викторовичем Власенко (Филином)

- Скажите, откуда поступил приказ батальону «Донбасс» выдвигаться в Иловайск?

- Мне информация о выдвижении на Иловайск пришла от Семенченко, после его консультаций и встреч с генералом Хомчаком.

- Какие тогда были задачи батальона «Донбасс», были ли они как-то связаны с Иловайском?

- Я считал, что более приоритетной задачей является работа по Спартак-Ясиноватая-Дебальцево. Я видел угрозу со стороны Донецка в сторону аэропорта, и мы очень плотно работали именно по Спартаку и по Ясиноватой. Планировалось уничтожить там опорные пункты противника, блокпосты и после этого рассматривалась возможность атаковать Донецк. Внести там панику, чтоб не было возможности противнику сосредоточиться на других направлениях. Но после того как Семенченко вернулся, он сказал, что в Иловайске практически никого нет, поэтому туда войдём буквально на один день, поставим флаг и продолжим дальше заниматься нашими задачами. И вот 10 числа Семенченко собрал группу, и пошли на Иловайск. Причем первый раз пошли по прямой, пошли на укрепрайон. Я не пошёл туда, остался в Курахово, так как не считал, что эта операция принесёт какой-то успех с учётом её бездарного планирования. Там были потери с ранеными и убитыми, были убиты четыре человека, в том числе заместитель командира батальона с вооружения с позывным «Монгол».

- После этого вы взяли на себя командование?

- После этого 21 числа мы опять подготовились, Семенченко ездил куда-то, консультировался, по приезду он сказал, что будут танки, будут БМП, будут Грады, в общем, будет поддержка ВСУ. И вот тогда я вместе с ним пошёл на Иловайск. В подразделении «Донбасс» было около 200 человек. Мы пришли в населённый пункт Грабское. Я, когда туда заехал, увидел всё сосредоточение техники и людей в одном месте – в центре этого Грабского. Совершенно бездумное размещение. Семенченко стоял у капота автомобиля, на котором лежала карта, рядом стояли командиры других подразделений, с которыми он что-то обсуждал. Если бы тогда по нам нанесли огневое поражение артиллерией, там бы все и остались. Планирование операции, конечно, было…. на редкость бездарным.

- Почему не было выполнено рассредоточение техники по населённому пункту со стороны Семенченко?

- У человека десять классов образования, о чём вы говорите? Он неспособен какие бы то ни было операции планировать.

- Как же с таким планированием взяли ту часть Иловайска?

- На обучении, героизме бойцов и одиночной подготовке. На их мужестве. Не более того.

- Семенченко не руководил бойцами в Иловайске?

- Семенченко получил два пустяковых ранения, там отработал АГС, и один маленький осколок попал в икру, а второй – в лопатку. У меня некоторые бойцы больше десяти таких ранений имели. Но Семенченко посчитал это поводом, чтоб самому уйти с Иловайска. В самом городе батальонами руководил я.

- Что происходило в самом Иловайске?

- В Иловайске мы ежедневно планировали проведение боевых действий с переходом на правую сторону. У нас было недостаточное количество людей. Ну не могут две сотни человек зачистить немаленький город. Потому зачистили половину. Я обозначил точки места, где расположились мы и подразделения других добровольческих подразделений, а это были батальоны «Днепр-1», «Миротворец», «Свитязь», «Херсон», «Ивано-Франковск» и мы. Мы закрепились в 14-й школе, батальон «Миротворец» закрепился по обозначенному мною вагоноремонтном ДЕПО, «Днепр-1» я расположил в детском саду, там старой постройки здание, толстые стены. В пожарном ДЕПО также расположились бойцы батальона «Донбасс».

- А остальные где закрепились?

- Их нам привезли вроде 25 числа на автобусах. Привезли, выгрузили посреди города и они все пришли в школу, заняли там первый этаж и подвал, сказали, что они милицейские подразделения и выполнять какие-то штурмы не будут. Командиры с ними ничего не могли поделать, пришлось их жёстко заставить выполнять свои обязанности. И оружие там применяли, и чуть не дошло дело до гранат, потому что по-другому на них влиять было невозможно. После первого обстрела батальон «Днепр-1» бросил место своего расположения (детский сад) и прибыл в школу под нашу охрану.

- А как же Береза?

- Береза в Иловайске не был вообще. Ни разу. Я не знаю, за что ему вручали эти все награды за Иловайск. Батальон был, его не было. Он находился на командном пункте и должность его, насколько я помню, была что-то типа «куратор добровольческих подразделений».

- А заместитель же был какой-то в Иловайске у «Днепра-1»?

- Был, но он самоустранился. После чего я вышел на Березу, рассказал, что вообще тут происходит. Не знаю, что он там делал и что говорил своему заместителю. После этого мы штурмовали и взяли блокпост на юге Иловайска. Туда я поставил часть своих ребят, но в основном – бойцов батальона «Днепр-1». Опять же после первого боя батальон «Днепр-1» бросил этот блокпост и опять ушёл в школу. Мои бойцы там держали, сколько могли, но их осталось 12 человек, силы противника их превосходили, им пришлось отойти. Так и воевали.

- Что побудило батальоны выходить из Иловайска?

- Что побудило? Да не может пара сотен человек держать огромную территорию. Батальон штурмовой заходит, зачищает, идёт дальше. Когда ему приходится выполнять функции по построению ВОПов, линии обороны и удерживать рубежи – это неправильно. Штурмовка должна быть оправданной.

- Значит, рассказы о разбитых добровольческих батальонах в самом Иловайске не соответствуют действительности?

- Да никого там не разбили, мы там могли ещё стоять как минимум три недели. Как минимум. У нас было около 40 тонн боеприпасов, пищу мы собирали по соседним подвалам: лук, картошку, консервацию, варили супы. Под миномётными обстрелами готовили. Пару раз даже попадали прямо в чан мины. Так что могли мы там ещё держаться, но понимали, что обречены. Чем больше мы там стояли, тем больше российские войска заходили и нас окружали.

- В сам Иловайск российские войска заходили?

- Нет, они были вокруг Иловайска. Вокруг нас было два кольца. Для нас единственная дорога с Иловайска была через Грабское. Там была железная дорога, переезд. Этот переезд заняли сепаратисты, нас было полное окружение. На севере, на востоке, на юге… и перекрыли Грабское. Мы разбили это кольцо. Это было малое кольцо. Потом уже 25-27 августа по большому кольцу, это в районе Старобешево, Новокатериновки, Червоносельского были войска РФ. Вы должны понимать, вот Донецк, Харцызк – те места, откуда ушёл Литвин со своими войсками и которые заняли сепаратисты. Тут Иловайск – не зачищенный полностью, и одна дорога, которая шла в сторону Комсомольского-Волновахи, никому не принадлежала. В общем, мы по сепаратистским тылам ездили в Иловайск уже по концовке.

- Как вы оцениваете сам план зачистки Иловайска?

- Вообще сама задумка была неплохая. Если бы с северной стороны, Ясиноватая, Дебальцево, Харцызк были под нашим контролем, то мы полностью бы замкнули кольцо вокруг Донецка. Как только мы бы замкнули кольцо, у сепаратистов началась паника. Поверьте, они вояки слабые. Им нечего зачищать. Они воевали за деньги, за силу, что даёт оружие в руках, за возможность помародёрить, за алкоголь и наркотики. Если бы довели это до конца, а за нами пошли войска, то мы бы замкнули кольцо вокруг Донецка и потом бы его потихоньку зачистили. Но за нами войска не пошли, мы оказались в более 30 км от ближайшего нашего населённого пункта, но самое важное и самое главное, Иловайск – это психологический перелом в этой войне. Мы не имеем никакой «Новороссии», её не существует. Как можно быть какой-то даже бутафорной республикой, если эта территория отделена войсками чужого государства? Нет, это оккупированная территория. И люди, которые им там помогают – это пособники оккупантов.

Так же мы отвлекли на себя более 50% работы российской артиллерии, по нам лупили и ствольной артиллерией, и миномётами, и Ураганами, и мы это вытерпели. Проявили мужество и героизм. Об этом надо рассказать, а не только о трагедии выхода. Трагедия Иловайска заключается в одном, россиянину поверить – себя обмануть. Это я так, чтоб грубее не сказать. Они специально спланировали «зелёный коридор», потребовали сдать оружие, мы отказались, пошли на 15 минут раньше, чем мы их и удивили, поскольку они не на всех участках успели окопаться, но всё равно хотели нас захватить. Конечно, они хотели нас взять без оружия, весь батальон «Донбасс» и всё высшее руководство, включая генерала Хомчака. Но мы пошли с оружием, мы противостояли, и из пяти танков в том же Червоносельском – четыре было подбито. И если бы подбили и пятый, то они бы отступили, это россияне нашим пленным бойцам потом говорили. Так что это не только история трагедии. Это ещё и история обмана, история продемонстрированного героизма. Об этом тоже надо писать, и это должны помнить люди. Мы не были овцами на бойне, и не надо нас так воспринимать. Мы сражались. И парни сражались героически. И нанесли немалый ущерб россиянам, находясь в проигрышном положении. Вот это народ Украины, и должен о парнях помнить.


Интервью с начальником Центрального бронетанкового управления ВСУ Юрием Николаевичем Мельником

- Как развивались при вас события в Иловайске?

- Где-то 15-16 августа была проведена разведка боем по направлению Зугреса, по центру – Кутейниково/Иловайск, через мост и с левой стороны по направлению – Грабское/Иловайск. Грабское/Иловайск оказалось самым слабым в линии обороны. Заминированный мост в направлении Кутейниково/Иловайск мы разминировали, противник его опять минировал. А со стороны Грабского и зашли.

- Это был «Донбасс» и «Днепр-1»?

- Это был «Донбасс» и «Азов». После не совсем удачного входа «Азов» и «Шахтерск» уехали, и должны были прийти 21 августа для окончательного захода подразделений в Иловайск. Но они не прибыли. Поэтому там работал «Донбасс», «Херсон», «Днепр-1», «Ивано-Франковск» и «Свитязь» Самые мощные были «Донбасс», там до 200 человек было, «Днепр-1» насчитывал человек 100, а остальные – по 20-30 человек.

- Как организовал оборону возле Иловайска Хомчак?

- Оборону никто не организовывал, так как была изначально задача провести штурмовые действия и взять Иловайск.

- А кем была поставлена эта задача?

- Штабом АТО. На тот момент это была стратегическая точка, поскольку она давала в дальнейшем возможность пойти на Харцызк и навстречу подразделениям, которые тогда находились в Нижней Крынке. Там расстояние было 25-30 км. Относительно близко. И тогда Донецк был бы полностью окружён.

- Эта задача ставилась штабом АТО?

- Штаб АТО руководил всеми действиями по ведению антитеррористической операции.

- Так, а кто ставил задачу добровольческим батальонам?

- Добровольческие батальоны были подчинены МВД. Они стояли на обеспечении МВД и их взяли в штат. Чтобы как-то упорядочить личный состав, чтоб это не было как банда, чтобы была возможность обеспечить оружием, боеприпасами, их и подчинили МВД.

- Значит, ГШ им задачи не ставил?

- Штаб АТО – это совместное командование. Туда входит и СБУ, и МВД, и ВСУ.

- Под Иловайском была 51-я и 93-я бригады?

- Не только. Были и 51-я бригада, и 39 и 40 БТрО, инженерные подразделения 91-го инженерного полка, подразделения от 121-й бригады связи, были и другие подразделения обеспечения. Миномётная батарея, например, стояла 51-я бригада, потом ввели дополнительно миномётные расчёты – 93-я бригада, их поставили в Грабском. Подтянули батарею БМ-21 93-й бригады на усиление батареи 51-й бригады.

- Подразделения ВСУ в Иловайск заходили?

- Подразделение 93-й бригады заходило для усиления «Донбасса» 18-19 числа. Действовали вместе с Филиным.

- Как происходили боевые действия в Иловайске?

- Это вам лучше расскажет командир батальона «Донбасс», он там был и непосредственно управлял всеми подразделениями в Иловайске.

- Что происходило в 20-х числах, когда стало известно, что зашли россияне?

- В 20-х числах ничего не было известно, в Кутейниково стояли наши подразделения сектора «Д» и подразделения БТрО «Прикарпатье». Где-то 23 числа я ездил под Старобешево из-под Многополья и заметил, что там уже подразделений нет. Они ушли к Старогнатовке, потом на Розовку и так далее, Мариуполь и дальше-дальше…

- Так они информировали кого-то, что они уходят?

- Ну, может, они кого-то и информировали, но кого – я не в курсе. У нас такой информации не было. Это же разные сектора. У нас был сектор «Б», у них – сектор «Д».

- Они ушли, и с 24-го в секторе «Д» появились россияне?

- Тут непонятно. Некоторые разведданные свидетельствуют, что россияне начали заходить с 21 числа, передовые их группы, я так понимаю, – рекогносцировочные группы. Мы ощутили, что российские войска зашли где-то 24-25 числа. Начался плотный огонь по нам, приблизительно с 11-ти утра и до полдвенадцатого ночи. Мы сидели в «норах», можно так сказать.

- Как начинался выход из Иловайска и как его организовал Хомчак?

- Выход был осуществлён довольно организованно. Было совещание, происходило оно, а в ночь с 27 на 28 число были поставлены задачи, сформированы колонны, было осуществлено распределение техники с учётом той, что стояла на взводных опорных пунктах вокруг Иловайска. В ночь с 28 по 29 подразделения были сняты с ВОПов, личный состав был выведен и на 3-й час ночи они уже становились в определённые места колонн. Колонн было две. Одна строилась на направление Осыково/Новоекатериновка, вторая – по направлению Агрономичное/Михайловка.

- А кто давал маршруты? Генштаб?

- Маршруты давала карта и возможность разворачивания колонн в случае огневого столкновения. Есть складки местности, которые позволяли проходить на тяжёлой технике. Вы же знаете, что там есть речка Кальмиус, которая делает такой зигзаг, что или надо проезжать через мосты, или искать другие пути. Были сёла, была дамба у Осыково, которую надо было пройти, обойти дамбу можно было по направлению Кутейниково, но там стояли значительные силы противника. Потому маршрут был выбран, исходя из реальной обстановки, складок местности и реальных условий ведения боевых действий в случае боевого столкновения.

На нас выходили представители РФ, предлагали сложить оружие и выйти по предлагаемому ими маршруту, а это был маршрут на Амвросиевку, Новоазовск. В общем, около границы. Не факт, что мы бы вообще после этой прогулки вернулись в Украину. Они бы все наши подразделения просто бы завели на территорию РФ. Это был бы суд пострашнее, чем с Савченко. Высшее командование сектора со связистами, с документами, со всем личным составом и добровольческими батальонами – в плену. Сами можете представить.

- Итак, как начинался выход?

- Организованно. В определённое время. Первые колонны бронегруппы выдвинулись по указанным маршрутам. Сразу же начался миномётный огонь по колонне, которая начала двигаться по направлению Осыково/Новоекатериновка. Пока колонна стояла в одну линию, шла пристрелка. Чтоб избежать потерь, Хомчак дал команду на выдвижение. Был совершён подрыв техники, которая не могла передвигаться, так были подорваны один танк (тот самый знаменитый танк Мартыненко/Исаева, что два раза заходил в Иловайск и прикрывал собой бойцов, а потом Мартыненко/Исаев вырывались на Т-72 из окружения) и две БМП, которые остались в Многополье. Подорвали остатки боеприпасов, которые не могли взять. Танк Мартыненко был. Мартыненко молодец, конечно. Помню, как его раз уже похоронили, когда он заходил в Иловайск. Где-то час спустя, когда вышли из Иловайска с центрального направления, расчёт доложил, что видит танк. И уже хотели по нему стрелять, а потом увидели, что это наша бронемашина. Когда достали Мартыненко с танка, его, конечно, надо было тогда видеть. Он и плакал, и смеялся одновременно. Ещё и вывез трёхсотых на броне танка.

- Понятно. Какая была численность колонн?

- 2/3 всего состава колонны шли по направлению к Михайловке, 1/3 шла в сторону Новоекатериновки. Такое деление колонн усугубляло опять же прохождение барьерных рубежей. С левой стороны была дамба, и она ограничивала передвижение, потому такой порядок колонн и был определён.

- Поначалу, я так понимаю, особо не стреляли по колоннам?

- Колонна под командованием полковника Грачева, который тогда погиб, выходила по направлению Многополье/Осыково/Новоекатериновка, получила прицельный огонь и начала вести боевые действия непосредственно на дамбе. Тогда и была дана возможность Мартыненко на Т-72, который шёл в авангарде, стать у дамбы и прикрыть продвижение колонны по ней. Там место такое, стала бы одна машина и всё, расстрел. На дамбе-то никуда не свернёшь. Но умелые действия бронегруппы дали возможность пройти дамбу, хотя там были потери. В дальнейшем колонна пошла на Новоекатериновку.

- Но эта колонна так и не вышла?

- Нет. Вышел личный состав. А колонны вели боевые действия по выходу с окружения. Потом, когда уже бои стихли, личный состав был рассредоточенный, кто-то в кукурузе, кто-то в подсолнухах, кто-то в посадках. Так личный состав выходил из окружения. Пешком под покровом ночи проходил рубеж Новоекатериновка/Старобешево. Это был крайний рубеж обороны российских войск.

- А вторая колонна?

- Когда вторая колонна начинала движение, были одиночные выстрелы, одиночные миномётные выстрелы, но огневого поражения не было. Вышли с Многополья, пошли в сторону Михайловки, и возле Михайловки почему-то голова колонны повернула на Моспино. Навстречу колонне вышла бронегруппа противника, и начался встречный бой. Тогда впервые подразделения начали спешиваться и вести боевые действия. Далее включилась вторая бронегруппа, которая начала идти по направлению к Бирюки, пока эта разворачивалась. И там уже вторая бронегруппа пошла на Михайловку, где было второе огневое столкновение и где был, как говорят, расстрел колонны. Там впадина в рельефе, довольно открытая местность, всё просматривалось. Не знаю, можно ли это назвать расстрелом, так как велись боевые действия. Да, в невыгодных условиях, но боевые действия, и противник тоже нёс потери. Когда видишь противника и ведёшь по нему огонь – это не является расстрелом, это является боевыми действиями. Там большинство техники и было подбито. Мясорубка была та ещё. Если даже вы смотрели сепаратистские сайты, то могли заметить, что при выходе с окружения из Иловайска не было захвачено техники. Она вся была фактически уничтожена.

- После огневого столкновения некоторые подразделения спешивались. А другие?

Некоторые спешивались, а некоторые продолжали передвижение на автомобильной технике. Школьные автобусы, пожарные машины, джипы, маршрутки. Очень плохо, что не было грамотного взаимодействия. Так ещё добровольческие батальоны с ВСУ не применялись, не было чувства плеча, кто что должен делать. Потому так и получалось, что одни продолжали передвижение, забивали грунтовые дороги, другие спешивались и вели боевые действия, занимали оборону, третьи шли в наступление. Было бы взаимодействие, ситуация могла бы и по-другому развиваться. А так, получилось так, как получилось.
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 19 серпня 2015 18:05

В Іловайську був просто розстріл добровольців – боєць «Донбасу»

Передісторія війни бійця батальйону «Донбас» Михайла Савульчика з позивним «Ельф» починається з Майдану. Як він розповідає, був в одному зі штурмових загонів самооборони. В часи Революції гідності на Михайлівській площі «Ельф» організував «Михайлівську Січ». Потім, разом із ще двома друзями, активно брав участь у всіх «гарячих» точках на Майдані. Звідти ж друзі відправилися у добровольчий батальйон «Донбас». Разом звільняли міста на сході, зачищали, контролювали. А потім був Іловайськ, поранення і втрата побратима. Михайло Савульчик розповів Радіо Свобода про один із найгарячіших моментів війни. Михайло звинувачує владу в трагедії під Іловайськом, стверджуючи, що метою пастки було знищення добровольців.

– Ми виїхали із Курахова, довго добиралися. По дорозі ночували на якомусь елеваторі, там добрива робили. 18-го нам кажуть: «Виступаємо!» Після обіду ми йдемо на Іловайськ. Заходимо з двох боків на Іловайськ. З одного боку, де залізниця – перша штурмова, і з іншого боку заходила наша, друга штурмова група. Я з «Фаготом» був у другій. Заходимо – а по нас одразу почали прицільно мінометами стріляти. Ми ж поставили протитанкову установку. А тут міномет за 100 метрів бахнув. Хоп – за 50. Ми різко згортаємося, від’їжджаємо. «Бах» – на наше місце прилетіло. Все нормально…

18-го ми зайшли без бою. Починається 19-те. Намагаємося взяти місто. 4 трупи. Поранених навіть не можу перелічити – двір був завалений. Коли ми їхали туди, Семенченко віддав наказ: «беріть продуктів та боєприпасів тільки на день». Ми взяли по сухпайку. Я звик рюкзак гранатами набивати. Патронів купу набирав. Потім тільки хлопцям пачками розкидав.

Після першого дня бою ні в кого патронів не було. «Сват», який у нас замкомбата, повинен був привезти, однак він затримувався. Порошенко тоді сказав, що підмога затрималася на 4 дні. Нас там просто кинули. Це була ідеальна домовленість. Добровольців потрібно було знищити. Газу, світла, води – нічого не було. Це була катастрофа. Їсти нічого. Сухпайок – і той прострочений.

19-го у нас купа поранених, трупів. 20-го зранку вивезли чотирьох. Хлопці супроводжували на бусику. Коли ми заходили в Іловайськ, то по дорозі «Азов» стояв. Казали, що тут наш блокпост буде. А виявилося, що там його немає. Армія пішла з єдиної дороги, яка була.

Виїхали туди, дивимося – а там «м’ясо». Бусик, на якому їхали, з гранатомета розстріляли. Це найгірша «підстава», яка може бути, від армії. Одного афганця, забув, як позивний, йому побило ноги. Ми його замотали і повантажили в КрАЗ. Він казав, що в полон ніколи не піде. Він відповз, скільки міг повзти, щоб в полон не здаватися. І вмирати не хотів, як собака. Він просто гранату зірвав. Замотали, відправили. Оце герой був. Класний пацан.

Ми жили в другому будинку. В першому були одні пацани, в другому ми, в третьому будинку також мої друзі. Там ще навіть місцевий чоловік був, нам яєчка давав – у нього кури були. Приходить і каже: «От, хлопці, ось вам пару яєць до картоплі…»

–​ Тобто місцеві вам допомагали?

– Він там один був. Місцеві до нас приходили. У школі вони ховалися в підвалі з дітьми. А ми жінок з дітьми питаємо: «А де ваші чоловіки?», а вони нам: «Нема чоловіків». Чоловік стріляв з іншого боку.

Був ще «дідок» там. Це уже після мого поранення. Приходить, посидить, іде. Через 10 хвилин обстріл. Примітили хлопці його, потім за барки – а в нього папірчик і коректировка. Він у радянський час був корегувальником. Хлопці його до стіни – і розстріляли «дідочка». Через якогось старого дебіла, який за гроші щось там робить, гинуть молоді пацани – по 20, 25 років, по 18 було.

21-го ввечері, десь о сьомій годині, почався обстріл. А сусід каже: «У мене є технічна вода в бочці, можна помитися». Ми такі щасливі. На вулиці +30, а ми бронежилети не одну добу не знімали. Спітнілі. Думаю, піду помиюся. Помився, заходжу до себе у двір – і починається мінометний обстріл. Я бронік одягнув, думаю, зайду в будинок, візьму автомат, каску. Я навіть не чув свою міну. Кажуть, що свою міну не чуєш. За шість метрів від мене «стодвадцятка», або «Нона», теж 120 міліметрів, прилетіла. Тільки пам’ятаю, що я летів, впав, кругом дим, пекельний біль. На мій крик прибігли хлопці, зловили за руки-ноги.

Валєрка, мій дружбан, джгут не шукав, зняв з себе бандану. В мене артетія була перебита на лівій нозі, він перетягнув. Туди, де вони сиділи, коли мене поранило, прилетіла міна. Якщо б мене не поранило, вбило би їх. Потім в інкасаторську машину мене посадили. Ми у «сєпара» забрали «приватбанківську» інкасаторську машину. Вона з автомата не прострілюється.

Я по телебаченню якось сказав, що за чотири дні можна було дійти пішки до Америки. Просто нам допомогти ніхто не хотів. Навпаки, звідти вивели війська, щоб нас там закрити. Якби ми взяли Іловайськ, то ми б закінчили війну. Іловайськ – це єдина дорога на Донецьк з Росії. Поїздами туди поставляється зброя і продукти. Взяли б Іловайськ, Донецьк би через пару місяців здався сам.

Тоді росіяни підключилися, і вони самі говорили нашим хлопцям, які були в полоні, що вони нас чекали вже чотири дні. Вони вже стояли з 11 числа на найголовніших висотах і 4 дні чекали нашого виходу. Там був тупий розстріл. Мого «Кейна» там вбили. Класний був хлопець з мого підрозділу. Як він загинув, розказали хлопці, які вийшли з полону перед Новим роком. Їхав він в «Уралі». Спершу танковий снаряд попав. Потім ще один. Його останки знайшли – зробили ДНК-експертизу. Так багато хлопців загинуло.

Недавно хоронили одного, позивний «Контра». Теж друг мій. На Південному цвинтарі у Києві ховали, уже з почестями. Також впізнали через ДНК. А ще подзвонив чи «сєпар», чи хтось із тих людей і сказав, що є останки. По телефону мені подзвонили і сказали, що це останки Вадіка. Я спитав, скільки треба грошей, щоб приїхати і забрати рештки. Кажуть, що грошей не треба, просто треба приїхати і заберати. Організація «Червоний Хрест» забрала його. У нього ж жетон був. По ньому знайшли останки, обгризені собаками. Поховали в Житомирі, з почестями. Всі вони наші герої, яких не хочуть визнавати. Їм не дали навіть орденів за Іловайськ. Такої бойової точки не було. Орденів не було, їх вручали тільки командирам.

Які мінські чи не мінські домовленості? У нас війна. У кожній цивілізованій країні з терористами ніхто не домовляється. А у нас війна, і її називають АТО. Чому мобілізація іде на АТО? Цим же СБУ має займатися. А в нас і мобілізація, і війна. Ти наче і воюєш, але не учасник бойових дій, тобі і пенсії не потрібно, ти ж на війні не був. У мене «учасник бойових», але пенсії не маю, я ж не військовий. Яка пенсія? У мене кулі були інші. У мене дерев’яні, а у СБУ – золоті. Я в найгарячіших точках АТО був, а мені навіть військову пенсію не дають.

–​ Як вважаєте, чому трагедіяв в Іловайську мала місце?

– Потрібно було добровольців знищити. Туди був вхід, виходу не було. Хто туди воювати йшов, хто на допомогу. Пропускали без проблем. Але виходу звідти не убло. Наших добровольців керівництво знало, тому що ми говорили ще тоді, що ми повернемось, і в Києві наведемо порядок.

Ми тоді штурмом брали місто за містом. Після Іловайська ні одне місто, ні одне село не було взяте українською армією. Нас була тисяча, зараз більше ста. Ні одне місто не береться. Нашому керівництву це не подобалося, бо тоді ми закінчимо війну і наведемо порядок в країні.


Причини оточення українських військ в Іловайську у серпні 2014 року розслідує Військова прокуратура. Як повідомив головний військовий прокурор Анатолій Матіос, слідство продовжене ще на кілька місяців.

Невдовзі після подій під Іловайськом Військова прокуратура допитала у цій справі начальника Генштабу Віктора Муженка, командувача військ Південного оперативного командування Петра Литвина та вище військове командування.

Позиція президента Петра Порошенка, озвучена ним після трагедії під Іловайськом, полягає у тому, що однією з причин оточення була затримка з прибуттям на місце протистояння ударного угруповання: «Ударне угрупування, яке мало підійти, з відновлення боєздатності, затрималося на три дні», – заявив президент. За словами глави держави, якби операція пішла за планом, «дії кардинально відрізнялися б».

Також Порошенко неодноразово заявляв про необхідність об'єктивного розслідування подій в Іловайську у серпні 2014 року. «Ніхто Іловайськ не забув і не забуде», – заявив Порошенко.

Валерій Гелетей, який у серпні 2014 року обіймав посаду міністра оборони, у жовтні заявляв, що під самим Іловайськом «серйозних помилок» українське командування не припустилося. Гелетей висловлював переконання, що бої під Іловайськом не були поразкою для України – вони, за його словами, зупинили просування російських військ вглиб країни. За словами Петра Порошенка, Валерій Гелетей до планування цієї військової операції не мав відношення.

У жовтні минулого року тимчасова слідча комісія Верховної Ради у своєму звіті заявила, що помилкові кадрові призначення в силовому блоці, неадекватні дії міністра оборони Валерія Гелетея і начальника Генштабу Віктора Муженка, а також те, що президент не ініціював введення воєнного стану, призвели до трагедії під Іловайськом.

Представник Центрального науково-дослідного інституту Збройних сил України Віктор Шидлюх вважає, що причиною оточення в Іловайську був самовільний відступ окремих підрозділів і недостатньо укріплені опорні пункти та, меншою мірою, – недостатнє технічне забезпечення.
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Oleh Nemchinov
Moderator
Moderator
 
Повідомлень: 7837
З нами з:
04 березня 2006 21:16
Звідки: Львів

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Oleh Nemchinov » 20 серпня 2015 12:16

Adam написав:
Прокуратура назвала новое число погибших под Иловайском
14 августа 2015, 15:54

В иловайском котле в августе 2014 года погибли 366 силовиков, 158 человек пропали без вести.

Об этом в пятницу заявил главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос со ссылкой на результаты комплексной экспертизы, проведенной Киевским научно-исследовательским институтом Вооруженных сил.

"Потери личного состава украинских вооруженных сил, национальной гвардии, МВД составляют 366 погибших, 429 раненых. 128 попали в плен, 158 считаются до этого времени пропавшими без вести", - сообщил он.

В апреле этого года Матиос говорил, что под Иловайском погибли 459 человек, а еще 478 получили ранения.
.


Матіос оприлюднив повний список загиблих під Іловайськом
Прийшла повістка - іди служити!
 

sokyrnyk
Member
Member
 
Повідомлень: 895
З нами з:
19 січня 2011 12:53

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення sokyrnyk » 27 серпня 2015 15:10

Интервью с летчиком Волошиным
http://life.pravda.com.ua/person/2015/08/27/199147/
 

sokyrnyk
Member
Member
 
Повідомлень: 895
З нами з:
19 січня 2011 12:53

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення sokyrnyk » 28 серпня 2015 18:55

Старший лейтенант Юрий Брехаря. Его рассказ об Иловайской операции. Бой с танками на опорном пункте 40.03 под селом Зеленое 20.08.2014.
http://www.0564.ua/article/941874
 

thrary
Member
Member
 
Повідомлень: 3095
З нами з:
06 квітня 2006 19:40

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення thrary » 31 серпня 2015 11:12

http://society.lb.ua/life/2014/09/30/28 ... a_dnr.html

Спогади двох добровольців про вихід з котла.
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 07 вересня 2015 17:03

Не сподобалося, що мало власних вражень, багато посилань на «ОБС». :(
Мы познакомились в «телефонном режиме» после выхода Влада из-под Иловайска. Даже расстояние не могло помешать прочувствовать, как он гордится, что прорвался из окружения при полном «параде» — в форме, с документами и оружием. Мне казалось, что воспоминания о том, как наши солдаты рвали, закапывали свои документы, избавлялись от оружия будут самыми яркими в его памяти. Я ошибся. Ярче всего он помнит, как дважды брали укрепрайон в Иловайске.

Мы наконец встретились спустя год - 29-го августа он был в Киеве на памятных мероприятиях, посвященных Иловайской трагедии. За год Влад окончательно превратился в человека войны. При этом он не разочаровался и в своих довоенных увлечениях — профессиональном футболе и ультрас-культуре. Бывший боец первой роты батальона «Днепр-1» вспоминает зачистку Мариуполя, «иловайские картинки» и критикует коллег из ультрас-движения футбольного «Днепра»

О боевом крещении - зачистке Мариуполя

12-го июня мы выехали в Мариуполь на зачистку города. Хотя по командировочным листам ехали мы «у Бердянськ». В конце концов, оказались в аэропорту Мариуполя, где по взлётно-посадочной полосе, заполненной людьми, ходил Ляшко и рассказывал политику партии. И мы поехали брать Мариуполь. Поехали в «цирк». Где «азовцы» стали бросать гранаты в деревья, от чего сразу было трое раненых своих же. Не понятно, кто там по нам стрелял, если честно, из «укрепрайона». Одного дурачка какого-то бросили на произвол судьбы, он и стрелял... При этом сепаров мы наловили по городу прилично — около 40 человек стопудовых урок. Но — то шесть человек с одним ПМ от нас отстреливались, то еще какая-то хрень. И Ляшко сепарам затем рассказывал, какие они подонки. Я же говорю — цирк... Хотя уже на следующий день на мосту сепарская ДРГ подорвала погранцов наших.

Об Иловайске

Самые яркие моменты для меня там — наш первый заход в Иловайск 18-го числа и последующее столкновение с сепаратистами возле укрепрайона, и 24-25 числа — когда мы таки взяли укрепрайон и когда нас оттуда выбивали.

Сейчас вскрываются какие-то факты, что все-таки были некие приказы. У нас же был устный приказ комбата Берёзы — 50 человек должно было выдвинуться из Мариуполя в Иловайск. Мы поехали, и в Старобешево встретились с Берёзой. Переночевали и транзитом через Многополье выдвинулись на Иловайск.

18-го числа, мы, конечно, получили «люлей» возле укрепрайона — двое погибших, семь раненых. По крайней мере, в это время в город со стороны Грабского получил возможность зайти «Донбасс». А 19-го числа мы с «Азовом» решили зайти со стороны Виноградово, но наткнулись на второй укрепрайон, который возле церкви находился. 20-го числа приехала еще одна рота «Азова» и приехал «Шахтерск». Народу, скажем прямо, было много, но — без техники. И нас тупо окружили миномётами и стали по нам валить со всех сторон. Мы даже видели, как они миномёты сгружают, но АГС наш до них не доставал, а заказывать артиллерию из Многополья не рискнули. А затем «Кривбасс» и вояки уничтожили один миномет как раз там, где мы собирались выйти. Так «Днепр», две роты «Азова» и «Шахтерск» вышли из города. После такого два последних подразделения отказались воевать. Да, были закидоны в их сторону, что они просто зассали. Но я вам так скажу: поддержку нам обещали суперскую — и танки, и «грады» и что хочешь, а по факту ничего не было.

И 21-го, отдохнув, в город заходили только мы. В этот день одна сторона Иловайска была полностью взята. К слову, утром 21-го августа, когда Берёза построил людей и спросил, кто не хочет выдвигаться на Иловайск, 12 человек вышли из строя. Они сдали оружие и поехали в Днепропетровск.

Где-то 22-23 числа нам сказали, что через два дня нас приедет заменить тысяча человек из Нацгвардии. А как бы не 23-го числа впервые прошла информация, что в Амвросиевке стоит колонна техники из ста единиц с белыми флагами. Именно с флагами — не с кружками.

24-го числа мы, вместе с «Донбассом», наконец взяли первый укрепрайон. И тогда же забрали нашего погибшего, который пролежал там неделю — еще с первого штурма. Лежал он на том же месте, только карманы все вывернуты были. Кстати, сепары и своего погибшего не забрали — он тоже пролежал все эти дни. Между двумя убитыми было до 10 метров.

А 24-го числа после штурма мы нашли убитыми человек пять. Сколько их там всего было? Не удивлюсь, если на укрепрайоне работало человек 10-15. Хотя вооружения у них хватало - «мухи», птуры.

“Картинки иловайские” помнить — помню, но они не снятся вообще. И даже война редко снится. Ты, как правило, спишь «вырубленный» - глаза закрыл, глаза открыл. Сны на войне вообще большая редкость.

О комбате Берёзе

Берёзу в городе никто не видел. Но мы слышали, что он приезжал в Иловайск — как раз тогда, когда ранило Сёмена Семенченко. Они вместе заехали. А так Берёза находился в Многополье.

Никто до конца не знает, как он все-таки вышел из окружения. Ребята рассказывали, что после того как Берёза и Хомчак «потеряли» журналиста Шапошникова, рано утром они напоролись на базу русских. Наших было около десяти человек. Наткнулись на постового, но съехали на дурачка — типа, свои. Говорят, что было много российских солдат раненых в блиндажах. Они прошли ещё метров 200-300 и залегли в посадке. Пролежали весь день, а в ночь снова двинули. Берёза якобы предлагал бросить в сторону русских пару гранат, отжать «Бэху» (БМП. - прим.авт.) и красиво уехать. Но Хомчак отказался.

Читайте: Береза, Семенченко и Тетерук показали американскому сенатору фальшивые фото российских войск на Донбассе
Сразу после Иловайска к Берёзе было очень хреновое отношение. А потом как-то призабылось всё. Кто-то уволился, кому-то рты позакрывали, очень многие стали звёздами. Как нынешний командир полка Печененко, который типа вывел людей из-под Иловайска. Ему и наградной пистолет дали, и, говорят, деньги на квартиру. А на самом деле, я бы не сказал, что он кого-то там выводил. Шел себе рядышком — вот и весь разговор.

Если кто-то и «выводил людей», то это комроты Гостищев, который сейчас начальник РОВД во Львовской области. Да, тот самый «друг Парасюка». Он в Иловайске еще с первого дня был контужен, но продолжал воевать. Виделись с ним в Киеве, вроде, «не испортился» он на новой должности.

А сам Парасюк приехал 20-го августа под вечер. Он должен был только привезти машины и уехать обратно. Приказа оставаться ему не поступало. Но он, и еще один боец, сказали: «Мы пацанов не бросим».

О выходе из окружения

Кода мы шли колонной, нам какие-то буряты с белыми флагами «факи» тыкали, а в это время русские аккуратно так мины ложили рядом с нами. А замыкающими шли танк и две «бэхи», как говорят, из 93-й бригады. И когда одна из мин все-таки прилетела в «бэху», нервы у ребят не выдержали: кишки тех бурятов, рассказывают, на деревья были намотаны — пацаны же наши били в упор метров с десяти. Они потом еще раз отличились, когда заехали в тыл двум русским «Уралам», которые в засаде стояли. Не стало тех «Уралов», в общем... Те десантники не пошли дальше со всеми и, как говорят, на технике вышли из окружения...

И нам, возможно, надо было выходить, условно говоря, «через Моспино», а не через Новокатериновку. Там русских не было — только сепары. Я думаю, мы бы через них прорвались к своим.

О Коломойском

Коломойский никогда не спонсировал «Днепр-1», а батальон никогда не был его личной армией. Корбан? У него были свои интересы, но они не совпадали с интересами Коломойского. Что касается шахты «Краснолиманская»... Есть такая контора охранная - «Борисфен». Вот они там и охраняют. Контора связана с людьми, которые прошли службу в «Днепре». К слову, такая же структура охранная есть и у «Азова» - они охраняют предприятия Ахметова. Было смешно, когда «азовцы» перед Новым годом приехали на ахметовскую Приднепровскую ТЭС и всем рассказывали, что их сюда отправил Аваков якобы на «усиление безопасности». Никакого приказа у них на самом деле не было. На следующий день подтянулся и «Днепр». В итоге приехала Нацгвардия и заступила на дежурство.

http://society.lb.ua/war/2015/09/03/314 ... ishki.html
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 07 вересня 2015 17:05

Він же, але на рік раніше:
Мой собеседник из батальона «Днепр-1» о прорыве из «иловайского котла» говорит чрезвычайно спокойно и обстоятельно. Его мозг работает, как видеорегистратор, и Вадим просто достаёт из памяти нужный кадр «маршрута». Из лоскутков десятков полей, которые им пришлось пройти, перебежать, переползти, соткан его рассказ: «Слева была посадка, поле, чуть дальше правее - тоже посадка...Слева у нас шло выгоревшее поле, еще одно поле с подсолнухами и дальше - посадка, а между ними – дорога…». Вадим спокоен, как танк, которых в добровольческих батальонах днём с огнем не сыщешь. Такие люди способны на дикий подвиг. Слава богу, пока не пришлось.

Он говорит: «Мы – распиаренный батальон, о нас говорят - «личная армия Коломойского». А на самом деле, мы такие же, как все. То, что нам выдали четыре месяца назад – берцы, одежду, бронежилеты, то мы и носим до сих пор. А из серьезного оружия у нас только в Иловайске появились АГСы – аж три штуки... 18-го числа мы совершили первую попытку зайти в Иловайск, но – неудачно. Впрочем, отвлекли внимание на себя, а в это время в город зашёл «Донбасс». По другим батальонам точно не скажу. Вот по "Азову" нет уверенности, что они заходили именно 18-го числа. Но батальонами, в любом случае, это сложно назвать - где 50 человек было, где 80, а где и 30».

Вадим не даёт оценок. Он говорит фактами, чтобы вы сами сделали выводы.

- 24-го мы захватили в Иловайске укрепрайон, и ночью, почему-то, никто и не пытался его отбить. Видимо, сил у них было не так уж и много. Тогда же пошли слухи, что могут зайти или уже зашли российские войска. Но коридор для отхода еще был. Каждое утро бойцы интересовались у начальника штаба "Донбасса", который взял на себя общее руководство, когда же мы будем выходить, а в ответ "Филин" кормил нас завтраками. То немного потерпеть, то скоро техника подойдет, то еще что-то.

А потом мы поняли, что это всё бред. Потому что у нас тоже была военная рация, и мы слышали все переговоры с руководством, которое сидело в Многополье. Слышали, как артиллерия наша снималась с позиций, потому что её полностью разбомбили. Когда 26-го числа к нам приезжали военные забрать наших убитых и раненых, то они сказали, что у них только за минувшую ночь было 12 "двухсотых".

Кстати, я так понимаю, что российские войска и сепаратисты тоже нас всех прекрасно слышали и знали о всех наших передвижениях.

"Филин" однажды докладывал наверх, что "Донбасс" занял круговую оборону, не испытывает проблем с боеприпасами и вообще чувствует себя прекрасно, а вот остальные добровольческие батальоны сидят по бомбоубежищам и боятся. В общем, "Донбасс" - супер, остальные - никто. Говорил, что держаться есть чем. А то, что у нас уже ни еды, ни воды не было, а половина машин была разбита - это ничего. А били по нам из минометов с филигранной точностью.

СМИ и все остальные очень раздули историю, что Иловайск почти взят, что там почти нет сепаратистов. А на самом деле город был просто огорожен нашими блокпостами. Нас туда отправляют, и мы видим, что в городе находятся два мощных укрепрайона. В каждый по двадцать человек засядет и будут воевать против тысячи. У них были "Мухи", РПГ, ПТУРы, и они хорошо координировали минометы и "Грады". И чтобы это всё "зачистить", нужно было куда больше и людей, и техники.

Выходили из Иловайска утром 29-го числа. Хотя днем ранее нам сказали, что с 16 до 22 часов будет коридор для раненых, и мы должны проскочить по нему же. В 7 вечера 28-го числа все батальоны были собраны и готовы к броску, но решение так и не было принято. В итоге утром следующего дня мы колонной выдвинулись из Иловайска. Забрали еще блокпост военных в Грабском. А фишка в том, что "Донбасс" пошел на прорыв отдельно, вроде бы, со стороны Кантемировской дивизии, а вся колонна во главе с генералом Хомчаком двинулась на Многополье.

Мы тронулись, и вдруг Хомчак (командующий войсками сектора "Б" и оперативным командованием "Юг", генерал-лейтенант. - LB.ua) говорит: поступила команда подождать 15 минут - вопрос "коридора" якобы решается на высшем уровне. Но затем Хомчак сказал: "Никакие 15 минут не ждем - выходим с боем!". И благословил всех по рации. Впереди колонны шли танки, БТРы, вояки, а батальоны добровольческие - в конце. Здоровенная колонна была.

Вдруг в километре от нас начал работать миномет, а 5-6 машин российских машин оттуда аж полетели в сторону Кутейниково. Пыль от них стояла - дальше некуда. Миномётом нас, скорее всего, просто пугали, потому что мины ложились на расстоянии 200-300 метров. Но затем одну машину все же зацепило. А потом увидели российскую армию - на расстоянии вытянутой руки. Человек 40 то ли якутов, то ли бурятов сидели в окопах с белым флагом и с белыми ленточками на рукавах, стоял БМП с белым кружком. Они нам и "факи" показывали, и руками махали. Метров 10-15 до них было, в посадке сидели. Эти по нам не стреляли. Но минометные расчеты ихние уже с отработанными ящиками мы засекли.

Проехали через поля и въехали в какой-то поселок. Прошли селение, и 10 машин, в одной из которых был и Хомчак, поехали вперёд. Затем остановились, стали разворачиваться и уходить на дорогу справа. Вся колонна последовала их примеру.

Проехали чуть дальше, и я в посадке вижу два разукрашенных "Урала" с флагами России на дверцах. И вот тут по нам начали работать автоматы и пулеметы, а из посадок на нас на огромной скорости вылетели три БМП. И пошли обстрелы - с РПГ, с ПТУРов. Мы были на открытой местности, а они лупили по нам метров со 150 из посадки. Выбегаем из машины и видим, как в нескольких метрах от нас пролетает ПТУР. Открыли ответный огонь, стали подавлять их огневые точки. Там, куда ни поедь, везде нас ждали... Перед нами подбили БМП, аж "крышка" отлетела - хорошо, что на ней никто не сидел. Когда нам удалось выйти из-под огня, мы видели много ребят из "Миротворца", которые просто бежали через поле, потому что их "Богданы" были подбиты. Самой собою, что многие падали замертво... К тому времени уже несколько наших БМП было подбито, танк.

Началось столпотворение машин. Бросили мы свой транспорт, потому что по полю на нём все равно не проехать было. И тут нас подобрали наши же ребята из "Днепра" на броневичке инкассаторском. А от нашего авто через 30-40 секунд только двери в разные стороны полетели...

Что было бы, если бы тогда голова колонны поехала прямо, а не стала разворачиваться? Скорее всего, нас просто «накрыли» бы в другом месте.

Карт у нас вообще не было, но мы поняли, что движемся в сторону Комсомольского, впереди нас должна быть Новоекатериновка, а справа - Старобешево. Мы знали, что в Старобешево, вроде, и в небольшом количестве, но сепаратисты имеются, а вот в Комсомольском стоит Нацгвардия. Решили двигаться туда. Но никто ж не знал, что в Новоекатериновке нас ждет большая засада...Там справа - высота, уже занятая ими, слева - террикон и посёлочек, где стояла ихняя артиллерия. Мы так летели, что в посадке возле села успели разве что увидеть российских солдат с перепуганными глазами - видимо, мы заехали им просто в тыл. Это был минометный рассчет, и они были в полном недоумении. Мы из инкассаторской машины никак не могли открыть огонь по ним, может, те, кто ехали за нами стрельнули...

Спустились в ложбинку, и МТЛБ с БМП и двумя "Камазиками" с людьми пошли в сторону Комсомольского, а направо, в сторону Старобешево, повернул танк и еще одна "Беха". И в это время нас накрыло просто шквальным огнём. На этом перекрёстке, можно сказать, легли все. Там моментально было подбито всё! Начали рваться боеприпасы внутри танка. Некоторые машины повернули в сторону посёлочка, прорвались, но были изрешечены полностью. Там было полно раненых. А рядом с этим перекрестком было несколько домов частных. В одном дворе скопилось не меньше 40 человек наших. Там были бабушка с дедушкой, которые в подвале сидели. Они и рассказали, куда нам дальше двигаться. У нас оставался один неподбитый танк. И мы уговорили танкистов выдвинуть его чуток вперед и оставить двигатель работающим - чтобы россияне думали, что мы еще можем огрызнуться. С нами, я так понял, были 40-я, 51-я и 93-я бригады. Многие рвали свои документы - очень много их валялось на земле. Многие прятались по подвалам, кто-то "гражданку" у деда просил, чтобы притвориться местным, кто бронежилеты сбрасывал, чтобы налегке быть.

Моё подразделение, а нас тогда было 12 человек, приняло решение, что мы будем идти на прорыв. Вояки, которые взаимодействовали с нами еще в Иловайске, сказали, что присоединятся. В итоге набралось нас 52 человека.

Нам повезло, что рядышком протекала речушка - болотистая такая, с камышом. И мы там по пояс в муляке просидели с 11 утра до 8 вечера. И это было всего лишь метрах в трехсот от жилых домов. Это потом мы уже узнали, что проползли возле ихнего блокпоста. Я по рации нашел еще ребят из «Днепра», они в километре от нас были. Но там из 12-ти человек только четверо были "неушкоджеными". Потом рация села, а мобильная связь надежно глушилась. Знаю, что те ребята выжили, а последнего из них на днях освободили из плена.

Два раза прилетало по одному нашему самолёту, били по высоте. По второму самолёту выпустили ракету, не знаю, смог ли лётчик уберечь машину.

Пока сидели в болоте, слышали около 18-20 залпов в сторону села из тяжелых орудий. Это наши стреляли. Но россиян это не угомонило. А затем слышали голоса чеченов, которые зачистку проводили. Слышали, как они кричали: "Выходите! Сдавайтесь". Они добивали наших раненых, которые там оставались.

Мы, добровольцы, больше переживали за вояк, которые лежали позади нас. Чтобы ни у кого из них не сдали нервы. Бог миловал. Потому что минимально чечены к нам подходили метров на сто. Но в болото не пошли.

А если бы подошли, мы бы приняли бой. Мы знали: если попадемся русским - они нас обменяют на своих пленных, если чеченам - нам будет "жопа". Понятно, что у нас за спиной была российская артиллерия, и, начнись бой, они бы уложили и нас, и своих.

Но после трёх часов всё стихло - никаких обстрелов, только передвижение техники шло.

Когда чуток стемнело, мы стали выбираться из болота. А ночь была ясная и тихая, и мы так боялись, что нас услышат. Молили, чтобы боженька послал ветерок, чтобы камыш заглушил наши движения. Но пронесло. А у одного из парней сохранился тепловизор, так мы и двигались.

Дошли до дороги и встретили трёх ребят из 51-й бригады. Они с утра еще пытались к нам прорваться, не зная, что там засада. Подбитый БМП в болото съехал, а у четвертого бойца ноги были перебиты. Взяли их к себе. Они нам помогли: сказали, что в конце дороги, где мы собирались переходить, два дота боевиков стоит. И мы пошли через поле подсолнухов.

Раненого взяли с собой, несли попеременно. Хотя многие вояки "морозились" его нести. Среди нас было четверо легко раненых, они шли своим ходом, время от времени на кого-то облокачиваясь. Передовая группа из десяти человек просматривала все впереди и ломала подсолнухи, чтобы остальным было удобнее нести раненого в том числе. И в этих подсолнухах стала проскакивать мобильная связь! Мы связались со своим замкомбата, который подтвердил, что в Комсомольском действительно стоит национальная гвардия, что они нас ждут, что разведка встретит нас и поможет, чем сможет. Перед нами были еще два села. В одном сепары, вроде, были, в другом - нет, но мы решили обойти оба. Дальше подсолнухи сменила кукуруза. Пересчитались - 64 человека нас стало.

Всё время просили замкомбата "Днепра", чтобы нацгвардия подсветила нам путь на Комсомольское. За всё время было выпущено две ракеты. Чудом успели их заметить.

Обошли последний поселок и вышли прямо на трассу. Перешли железнодорожные пути - и через 300 метров было уже Комсомольское. На часах было четыре утра. Пробирались мы около 8-9 часов.

Ребята снова звонят замкомбата "Днепра": "Мы уже в городе. Где национальная гвардия?!". Потому что никого не было - никто нас не встречал. Тут приходит смс: «Нацгвардия - в РОВД».

Потом увидели эту разукрашенную гвардию. Вроде бы, это те, которые были на параде на Майдане. Все новенькие машинки, все разодетые так, что дальше некуда, а тут окруженцы пришли... Смотрели на нас, что перепуганные. Оказывается, они о нас ничего и не знали. Они знали только о батальоне "Донбасс" - это они должны были туда эвакуироваться.

Приехала "гвардейская" скорая помощь, забрала нашего раненого. Полтора часа возили его взад-вперед, ни капельницу не поставили, ни переливание не сделали. И этот парень умер. Мы его вынесли, а они его не удержали на этом свете.

Нас разместили в военкомате, и там и впрямь уже было с десяток человек из "Донбасса". Не знаю, прорвались ли они раньше или просто приехали своих встречать. Были раненые среди них. Нас напоили и даже дали немного поесть. Но - "донбассовцы", а не нацгвардия. Те отмороженные были полностью.

Потом мы узнали, что мобильной связи в городе нет, а рации у них не работают. Можно было поехать на перекресток, через который мы зашли в город, только там связь и была, но никто из местных не хотел туда ехать. Все местные были на "морозе". Говорили: "Какого хрена вы сюда пришли, у нас тут все было тихо-спокойно, а теперь к нам придут ДНРовцы и нам будет хана". При этом весь город был разрисован в украинские флаги.

Позже мы узнали, что в городке несколько корректировщиков огня появилось, уже прошла информация о чеченах, о том, что город практически в кольце. Думаем: ну вот - вырвались из двух колец, попали в третье. А городок в балке находится и вокруг одни терриконы. И его обстрелять - проще пареной репы.

Оказалось, что "гвардейцы" не собирались нас вывозить и предлагали занимать с ними круговую оборону. И тут на связь вышел начштаба "Донбасса", которому также удалось прорваться из окружения, и снова принялся нами командовать. Не знаю, кто постарался, но за нами приехали два "Камаза", всех людей переписали и отправили в Волноваху. А под Комсомольским стояли 35 наших "скорых", которых так и не пустили дальше, чтобы забрать раненых.

В "Камазы" успели еще погрузиться 10 человек из 51-й бригады, которые бросили тех самых парней раненых, с которыми я еще в Новоекатериновке по рации связывался. Они сами затем пробивались. Значит, мы ихнего раненого несли на себе, а они наших тупо бросили. Возможно, они посчитали, что лучше пусть десять точно спасутся, чем все полягут, но у нас о 51-й не самое хорошее впечатление складывается по итогам этой войны. Ну, это такое...

Приехали мы в Волноваху, подождали четыре часа, и за нами приехал "Эталон" на 23 места, а нас оставалось 37 человек...

Я скажу, что многие из вояк, которых мы выводили, шли без бронежилетов, без оружия. То есть, они это всё посбрасывали. Наше же отделение вышло при полном "параде" - с документами, с оружием, с обмундированием. Полковнику Печененко, который выводил всю группу из окружения, вручили наградной пистолет. А вот Володя Парасюк, которого также наградили, сам не понял, за что ему такая честь. Он даже что-то сказал по этому поводу, но телевидение этого не показало…

То, что нас послали на штурм города, это, конечно, было неправильным. Мы-то на зачистках специализируемся. При этом желание воевать лично у меня не пропало. Хотя смертей я видел очень много, и таких, что и в кино не всегда увидишь. Но я это воспринимаю как данность, "крыша" у меня не едет.

Давит то, что многим людям "параллельны" те вещи, которые происходят на расстоянии всего 200-300 км от них. Все гуляют, улыбаются, развлекаются, а ты смотришь на это совсем иначе. Потому что ты приехал оттуда, где у людей нет ни воды, ни света, ни еды.

http://society.lb.ua/life/2014/09/14/27 ... ldnya.html
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Аватар користувача
Adam
Global Moderator
Global Moderator
 
Повідомлень: 31892
З нами з:
22 лютого 2006 21:35
Звідки: Київ, Україна

Re: Агресія РФ (серпень 2014) наступ сил АТО, Іловайськ

Повідомлення Adam » 07 вересня 2015 17:09

Двое в поле воины
Виктория Герасимчук — 5 сентября 2014, 15:10

- Ты чего сигналишь?! Ты кому сигналишь?! - кричит Дед водителю 18-го троллейбуса, решившему поторопить раненого хромающего бойца на пешеходном переходе. - Там люди за тебя умирают, а ты тут подождать не можешь..?!

- Может, у него тормоза отказали, - саркастично предполагает Сенсей.

- Так я ему сейчас гранату под колеса брошу!

Дед - боец батальона “Донбасс”, глава разведгруппы, так и не сказал нам свое настоящее имя. Он вышел из Иловайска через печально известный “гуманитарный коридор”, который оказался засадой, пару дней назад. “В какой именно день? Я не знаю, днями не думаешь, думаешь часами, минутами - сколько еще нужно продержаться”. Родом из Киева, дома его ждут жена и двое дочек. “Я сказал им: “Я же у вас мужчина, офицер, кто, если не я, должен сейчас быть на передовой?”

Дед говорит только по делу, без всяких “а вот это пожалуйста не пишите” и “сейчас я вам расскажу не для прессы”. Имел боевой опыт до Донбасса - несколько командировок в Афганистан.

С Сенсеем они давние товарищи, морпехи. “У нас есть организация общественная - Союз морской пехоты Украины. Мы просили руководство страны - в то время Турчинов был главнокомандующим - о том, чтобы создать добровольческий батальон ветеранов морской пехоты. Безрезультатно. И тут встретили Семена (Семенченко - прим. Авт.), его начштаба Филина и подумали: а зачем биться в в закрытые двери, если можно получить оружие и пойти уже воевать?”

Сенсей - майор, командир группы “Купол”. Воевал в Африке. В последнее время учил детей восточным боевым искусствам, до этого занимался раджа-йогой. У него есть своя жизненная философия, которая объясняет и глобальные явления, и частные - даже его ранение, лишившее бойца двух пальцев. “Мою фамилию можете писать, я Дектярев, Виктор Дектярев”. Родился в Якутске, жил в Херсоне, потом - в Ульяновске, потом в Киеве. Родители остались в Ульяновске. Говорит, что до позавчерашнего дня отношения с родственниками в России были нормальными, а позавчера вот рассорился с братом на политической почве.

- Ну, если Россия с Украиной помирятся, то и мы помиримся. Я сказал своим племянникам, которые служат в ульяновском ВДВ, что если я их здесь увижу - пристрелю. Пусть пишут рапорта и уходят со службы.

- А их отправляют в Украину?

- Да нет, это я так, на всякий случай.

Жена Сенсея ждет ребенка, который должен родиться в декабре. Это будет его четвертый ребенок.

К нам в редакцию бойцы приехали поздним вечером во вторник. Еще не оглашены списки погибших под Иловайском добровольцев и не названо их точное количество. Разнятся данные по пленным - их от полусотни до сотни человек.

Сенсей объясняет, почему они пошли воевать.

- В первую очередь - чтобы передать свой боевой опыт молодым бойцам. Понимаете, мы же морские пехотинцы - штурмовики, работаем со всеми стихиями: землей, водой, воздухом, огнем. А милицейские батальоны - это патрульно-постовая служба. Так что мы привнесли в работу батальона много такого, чего там не было: штурмовые атаки, разведку... Да от одного факта, что в “Донбассе” появились морпехи (наша группа “Купол”) - “сепараты” начали сдаваться.

Как брали Попасную

Сенсей: Вот представьте себе, четыре человека поехали брать блокпост. Мы, наш товарищ, ныне уже покойный - Монгол, и еще один замкомбата - поехали просто на машине, показали пример. Взяли блокпост вчетвером. Потом я десантировался, Дед пошел за подмогой. Семен дал нам еще 22 человека. Героически прошли 1400 метров до следующего блокпоста. Взяли его. Дед говорит мне “Сенсей, не заигрывайся!” Но мы уже почувствовали, что можем идти дальше. Пошли и взяли Попасную.

Дед: Взяли окраины, по крайней мере. Зашли в Попасную.

Сенсей: Мы врагов пугнули просто. Начали кричать в рации: 20 морпехов заходит справа…

Дед: Первый взвод морской пехоты занять позицию слева, окопаться! Второй взвод морской пехоты, пулеметчики сверху, снайперов контролируем, “зеленку” зачищаем! А сами сидим вчетвером и переглядываемся.

Дед с Сенсеем показывают, как именно они переглядывались: втягивают головы в плечи, хулигански друг другу подмигивают, сдерживают смех, а потом все-таки начинают хохотать.

Сенсей: Это чисто фарт. Хамство и армейская наглость.

Иловайск. 10 августа

Расскажите, пожалуйста, как так все получилось в Иловайске.

Сенсей: До Иловайска было слишком много побед. Славянск, Артемовск, Попасная - все это вызвало эйфорию у батальонов, внушило им, что они такие крутые штурмовики, дальше некуда, осталось только зайти в город - и все сдадутся, как было раньше.

Я сейчас скажу то, что не говорил еще нигде. Очень вредит делу самоуверенность представителей батальонов добровольческих. Я не буду говорить о “Донбассе”, я говорю о других батальонах. Когда 10-го августа заходили первый раз в Иловайск, один командир кричал: “Да мы просто зайдем туда, возьмем город, все зачистим и оставим проход, чтобы сепаратисты за ночь вышли”. Я ему: “Как можно оставлять проход, может же в город зайти подмога к сепаратистам?! Надо закрывать!” Но там собрались люди, которые себя очень умными считали.

То есть выход стал входом?

Сенсей: Да. Вообще нельзя сказать, что виноват, там, командир Иванов или замначальника Петров, или еще кто-то. Виноваты все. Артиллеристы отстрелялись и думают, что уже дело сделано. А они бомбили одно место, когда “сепараты” были в другом. Потому что разведка их точки не нашла. И подставила нас.

Дед: Было заметно, что разведку вообще не провели.

А кто ее должен был провести?

Дед: Минобороны. Они должны были провести разведку, потом - провести артподготовку. Получилось, что артподготовку они проводили вслепую. Хотя артиллерия очень точно работала иногда - им бы дать нормальные разведданные, и они бы блокпосты как следует “погасили”. Может, тогда бы все чуть по-другому было…

Вообще мы заходили в Иловайск несколько раз, это я вам рассказываю о второй или третьей попытке. А во время первой мы обнаружили, что не все смежные батальоны, которые должны были каждый свое направление прикрывать, присутствуют на своих местах. Кто-то пришел, но не в том количестве, в котором должен был. “Азов”, к примеру, пришел не всем составом - их было человек 30.

Справа нас должен был прикрывать “Правый сектор”. Сенсей ушел вправо, чтобы осмотреться, и обнаружил, что там никого нет, кроме разведывательно-диверсионной группы противника.

Сенсей: И их корректировщика огня.

Дед: Получилось, что наши фланги оказались чистыми. И батальон ушел в отрыв.

Сенсей: Словом, зайти в Иловайск тогда не получилось. Мы отошли к авиадуку, где должны были ждать выхода наших разведчиков-наблюдателей. Обнаружили, что та точка заминирована. И что там засада. Они открыли огонь, уничтожили наше транспортное средство. Чтоб вы понимали, мы ездим на передовую на обычных автобусах, в том числе - на школьных. Смеемся, что скоро будем ездить на троллейбусах.

То есть тогда, 10 августа, операция провалилась, потому что не было прикрытия флангов?

Сенсей: Да, флангов не было, и мы приняли решение прикрывать правый фланг и координировать работу по радиостанции. Я очень сильно переживал за двоих своих разведчиков, которые должны были выйти на засаду. Они хорошие, но не очень были подготовленные люди. Не служившие в армии, вся их подготовка - месяц занятий в Новых Петровцах. То есть, у них не было ничего, кроме высокого боевого духа. Они не понимали, что происходит, как надо идти, как прикрываться от снайперов…

Сенсей показывает, как нужно держать автомат: на уровне горла, чтобы снайпер не попал, а потом, как автомат держат новобранцы - на уровне живота.

Переживал я, конечно, не зря. Первый парень, который был из нашей группы, конечно, упал замертво. Его изрешетили. Он был мертвый, до такой степени мертвый… Потом его сепары прибили к щиту деревянному - это разведка через какое-то время доложила.

Какие были потери в тот день?

В нашем подразделении было четверо “двухсотых” и семеро раненых. Если бы мы не закрыли правый фланг, то уже в тот день батальон имел бы огромные потери.

Меня ранили уже фактически в ближнем бою. Я видел, как катилась граната. Ничего не оставалось делать, кроме как закрыться руками. Основной удар приняли на себя пулемет и противоосколочные очки.

Еще у нас была очень неприятная история с вертолетами, которые не хотели нас везти в госпиталь, раненых, потому что у них не было распоряжения. Ждали часа четыре. Чуть до драки с ними не дошло. Засранцы, что скажешь. В итоге командующий по Нацгвардии выделил свой вертолет, спасибо ему.

Со мной в вертолете летело еще трое раненых. Операционный стол был приготовлен под меня, как командира. Я сказал: не лягу на этот стол, пока не прооперируете всех моих солдат. Цена такого решения - два пальца, они были уже черные, пришить их было уже нельзя. Еще два я сказал пришить, мол, приживутся, у меня генетика хорошая. Кисть разорвана, раздолбана. Я специально прошу ее заматывать, чтобы людей не пугать.

Смерть воина

Вот я вас слушаю и думаю, как вообще там выживают ребята, у которых вся подготовка - это две недели тренировок в Новых Петровцах?

Сенсей: Расскажу вам историю, которую рассказывали ребятам из резерва перед тем, как идти на войну. Поймите, говорю, мало того, что вас там снайпер может подстрелить - ранение в голову, мгновенная смерть героя, все хорошо и красиво. Но бывали случаи, когда при обстреле минометами или АГС людям в касках и бронежилетах калечило руки и ноги. И их не могли найти, потому что нет радиостанций. Друзья отступили, потому что противник давит, а раненые остались лежать где-то на поле боя, в кустах, непонятно где.

Ползти они не могут, потому что не могут снять бронежилеты. Ничего не могут сделать. И тут вечером налетают комарики и кусают их всю ночь. А они и сделать ничего не могут, понимаете? Ничего. Комарики напились, утро настало, они улетели, вроде хорошо, вроде облегчение, но тут летят мухи. И мухи кусают раны открытые, и через час появляются черви. И эти черви начинают кушать живую плоть. А потом солнце поднимается все выше и выше. А человек пухнет и раздувается, а жара 40 градусов была вот недавно. Я спрашиваю у ребят молодых, добровольцев: вы такой смерти хотите? И, знаете, многие, подумав, сказали, что не хотят идти на войну.

И это не плохо, это нормально. Они сберегли свои жизни для чего-то другого. Если ты не готов умереть такой смертью - не иди воевать.

У Деда звонит телефон. Он слушает, что говорят в трубку, переспрашивает: “Каратели?”, громко смеется. Кладет трубку и говорит, обращаясь к Сенсею:

- Ну вот, мы с тобой уже звезды российского ТВ. Они нарезали наше вчерашнее интервью и показали, что мы, мол, два карателя…

Видно, что и Деда, и Сенсея эта новость очень забавляет.

У вас нет ненависти к противнику?

Сенсей: Конечно, нет. Война - это искусство. Надо уметь убивать и уважать противника.

Мы не позволяем пытать пленных. И убивать их нельзя. Если человек поднял руки - он сдался, все, в него нельзя стрелять. Хочешь его убить - дай ему хотя бы оружие, что ли, чтобы был равный бой.

Об отношениях с российскими военными

Дед: Когда мы в том “мешке” были под Иловайском, окруженные россиянами, так получилось, что мы приняли бой. Достойно. Успели сжечь три российских танка и взять пленных (именно тогда Дед получил множественные осколочные ранения - прим. Авт.). Среди пленных было 6 здоровых и двое раненых, один из них тяжелый. Наши медики первую помощь ему оказали, а дальше, говорят, нужно его везти куда-то, чтобы спасать. В перерыве между боями мы помахали белым флагом, мол, переговоры просим. И отдали россиянам их раненых.

Стоит этот их майор, десантник, смотрит на меня. Я говорю: “Ты чего на меня так смотришь?” Он отвечает: “Да про ваш батальон рассказывают, что вы детей пытаете, женщин”. Я: “Ты что, придурок? Посмотри на меня, похоже, что я пытаю женщин и детей?” Он был шокирован тем, что мы отдали им их раненых.

Вы не обменяли их, просто отдали?

Дед: Да. Смотри. Перед тобой стоит офицер, который имеет честь и достоинство. Да, мы воюем, нет вопросов, сейчас закончим переговоры и будем дальше воевать. Я ему говорю: я могу тебе твоих пленных вернуть. Можешь забирать - прикрываться ими в бою мы все равно не станем, мы настоящие боевые офицеры. И он сразу начинает по-другому на меня смотреть. И налаживается уже контакт, а уже потом можно договариваться о том, чтобы забирать своих раненых и погибших.

Вы говорите - российские военные. Вы уверены в том, что это именно российские военные, они не скрываются, в форме, при погонах?

Дед: Погонов, конечно, не было, но свое происхождение они не скрывали. Там три разные части российские нас брали - мы видели десантников и танкистов.

Я задам вопрос, наверное, странный для военного. Вот вы говорите, у вас есть правила игры, вы офицеры, враги офицеры, вы нормальные ребята, они нормальные ребята, все друг друга уважают, отпускают пленных, отдают раненых. А за что тогда война?

Сенсей: Президент дает команду, Генштаб командует, войска выдвигаются и все.

Я глобально спрашиваю: если все нормальные, зачем убивать друг друга?

Сенсей: Ну, сколько миллионов лет живем на планете, столько друг друга убиваем. Мы этот мир не изменим. Удар в лицо - последний аргумент человечества.

А как вам кажется, кто враг? Сепаратисты? Россияне?

Дед: С местными все неоднозначно, они уже вообще ни за кого, просто хотят, чтобы было тихо. Но их все равно используют пропагандисты в своих целях - “сепары”, Россия…

Но вы встречали идейных сепаратистов?

Дед: Идейных, кажись, нет. В плену они ведь сразу начинают плыть, жаловаться. Один только мне запомнился. Он раньше служил. Говорит, семью вывез в Мариуполь… Я спрашиваю: “А сам чего остался?” Он: “Да денег трохи подзаработать, все-таки 200 гривен в сутки”. И уже по моему лицу понял, что что-то не так сказал.

Сенсей: Ловишь этого сепаратиста, и спрашиваешь: “А ты был за границей?” Он: “Нет”. “А ты видел, какой мир красивый вообще? Зачем ты взял автомат и воюешь, страну свою разбиваешь?”. Вот как этому барану объяснить, что жизнь может быть другая, хорошая?

“Гуманитарный коридор” и засада

Продолжим о выходе из Иловайска. Что получилось с обещанным “гуманитарным коридором”?

Дед: Никакого “зеленого коридора” не было. Российские военные, которых мы взяли в плен, сказали: мы тут уже два дня ждем колонну, которую нужно уничтожить.

Из самого Иловайска мы вышли спокойно. Оттуда у нас была единственная “дорога жизни”, как мы ее называли. Это по полям, по долам, на Многополье. Я так понял, нам предлагали сдать оружие и выйти без оружия. Но начальник штаба, естественно, отказался. И решили делать прорыв по тому же маршруту. Были еще варианты - например, колонну разбить и уходить другими дорогами. Но уже случилось, как случилось, потому что была такая команда. И вот по этой старой сельской дороге мы влетели в “мешочек”. Пару машин успели проскочить, а остальные попали под обстрел. “Сепары” просто как в тире били по нашей колоне из танков и “Градов”.

Это были российские войска, правильно я понимаю?

Дед: Да, там были на тот момент только россияне. Казаки на машинах.

На близкий огневой контакт они не шли, потому что видели, что несут потери. Поэтому решили сравнять нас с землей при помощи артиллерии. Закрепиться нам особо было негде - только пару хлипких домиков, которые сразу развалились.

В общем, позвонили противнику на мобильный, причем, для этого нужно было под обстрелом вылезать на второй этаж одного из зданий. И говорим: хорошо, мол, вы нас накрываете, но учтите, что ваши координаты мы уже передали нашей артиллерии. И они вас тоже накроют, если вы накроете нас. Россияне задумались: помирать им, видимо, не хотелось.

На самом деле, связи с АТО у нас толком не было. Связались тоже за счет личного контакта с артиллерией. А они сказали, что им штаб не разрешает пока открывать огонь.

Получается, когда вы говорили россиянам, что их обстреляет наша артиллерия, вы блефовали?

Где-то так. Плюс провели кое-какое удачное мероприятие, благодаря чем удалось вывести 39 человек из окружения. Подробности рассказывать не могу, вдруг этот способ еще пригодится в будущем.

То есть, вы не расскажете, как вам удалось выйти из окружения?

Нет. Попробуем еще, может, пленных вывести.

Сенсей: Пленных увезли в Донецк.

Их около сотни?

Дед: Около 80. У нас была договоренность с россиянами, что они выделяют машину и собирают наших раненых, а мы по ним в этот момент не стреляем. Обещали передать их в Многополье, но я думаю, что не передали.

А о количестве убитых можете что-то сказать?

Дед: Пока рано говорить. Даже пропавших без вести мы пока не считаем. Некоторые группы еще выходят, которые пешком сами отдельно от колонны пошли. Расстояние-то неблизкое. И непонятно, кто где выйдет, и не напорется ли на врага. Вообще меня очень напрягло, когда нам сказали, что обстрелы возможны даже по Запорожской области.

Просто информация очень разная, кто-то говорит о сотнях, кто-то - о десятках погибших.

Сенсей: Погибло очень много людей. Не десятки, сотни. А сколько сломленных душ… Не каждый может вытерпеть такое. Пройдут годы - а травма останется. Это будут скандалы, драки, алкогольные запои…

Дед: Мы с Сенсеем обсуждали - иногда такое ощущение, что добровольческие батальоны - как штрафбаты какие-то. Бросают в самую... Все острые моменты, разведка боем - все на нас. Потом уже могут армию подвести. А мы как пушечное мясо.

Отношение военных к параду

Вы упоминали, что ездите на школьном автобусе на передовую. Наверное, вас не очень порадовал парад военной техники на День независимости в Киеве?

Сенсей: Ох, я как выскажусь про этот парад! Вот это оружие, которое в Петровцах месяц красилось, мы его сколько ждали, Дед?

Дед: Так и не дождались.

Сенсей: Не дождались. Минометы нам обещали. Сказали: ну, простите, на парад они должны быть в Киеве покрашенные, а после парада - сразу вам дадим.

И не дали?

Дед: Не дали.

Это кто-то из штаба вам обещал?

Дед: Да много чиновников обещало.

Сенсей: А когда такой чиновник в сторону отойдет, где не будет ни микрофона, ни прослушивающего устройства, то скажет: “Брат, ты ж пойми меня, что я могу сделать, я же ничего не решаю”. Простите, несет меня, хочется крепко выражаться. Были бы мужики с яйцами…

Отступление и аудиенция у президента

Как вам кажется, есть военные предпосылки для отступления сил АТО?

Сенсей: Конечно, нет. Можем наступать хоть сегодня. Люди готовы, сидят и ждут - группами по 20, 30 человек. Дайте оружие и мы будем чудить, лапти полетят.

Но нет команды? Почему, как вы думаете?

Сенсей: Потому что главнокомандующий не дает. Вчера до 2 часов ночи прождали приема у него, так и не дождались. Сегодня снова иду к нему в половине двенадцатого - уже третья попытка попасть на аудиенцию. И если аудиенции снова не будет, то плюну. Унижаться надоело. В бою легко - взял автомат и пошел, свободно и красиво. Возвращаться тяжело. Когда тебе оторвало пальцы, и ты носишь в кармане обезболивающее и успокаивающее - это тоже тяжело.

Это у вас уже не первая война, но она вас сильно изменила?

Сенсей: Я стал, наверное, сентиментальным. Художник, еще один товарищ наш, сказал, что я стал очень добрым. После ранения, после того, как я увидел смерти товарищей, хотелось вообще избавиться от оружия. Совсем. Все, что из оружия у меня было, я раздал. А потом, когда похоронил Монгола, похоронил Рому, всех товарищей похоронил, на меня нахлынула такая контролируемая злость. Захотелось мстить.

Мне кажется, что у вас, воюющих, потерявших столько товарищей в бою, к противнику меньше ненависти, чем у людей, которые следят за развитием ситуации в фейсбуке.

Сенсей: Ненависть не помогает воевать, наоборот - мешает.

Дед: Да, наверное. Я сердитый, да, не вопрос, но не злой. Война должна быть, по моему мнению, профессиональной, как любая работа. И война - это не убийство, это работа военного.

Но у вас же при этом все равно остаются какие-то чувства?

Дед: Это самое главное, чтобы чувства оставались. Как я уже говорил, можно убить противника в бою, но убить пленного, безоружного… Это скотство.

Как вы считаете, стоит вводить военное положение на Донбассе?

Сенсей: Не могу сказать однозначно. У нас есть верховный главнокомандующий, есть его свита. Кто-то за них голосовал. Пусть они решают. От них наши судьбы будут зависеть. А мы, солдаты, пойдем вперед, и все сделаем, как скажут.
Зображення

"Краще жити у цирку, ніж у концтаборі!"
"Поєднаємо патріотизм зі здоровим глуздом!"
 

Поперед.Далі

Повернутись до Агресія РФ

Хто зараз онлайн

Зараз переглядають цей форум: Немає зареєстрованих користувачів і 2 гостей